Ветклиника «Раденис»: спонсор темы
6
«Быть волонтёром приюта — это каждый день бороться за возможность помочь». Что не так с зеленоградским приютом для животных 04.07.2022 ZELENOGRAD.RU

В зеленоградском муниципальном приюте на восточной промзоне живёт уже больше 1100 собак и кошек. Их численность постоянно растёт: в приют постоянно привозят отловленных животных и подкидывают ненужных питомцев, а найти для них новых хозяев удаётся далеко не всегда. В итоге в приюте не хватает не только места для животных, но и лекарств, и узких специалистов. Вдобавок к этому, ситуация усложняется конфликтами между сотрудниками приюта и активными волонтёрами. Корреспондент «Зеленоград.ру» побывал в приюте и выяснил, с какими трудностями сталкиваются животные и те, кто за ними ухаживает.

«Из-за того, что в приюте нет места для рассадки кошек, заразиться может каждое животное»

«В зеленоградском приюте более двухсот кошек, которые живут в вольерах общего содержания по 30-40 в каждом. Также есть помещение карантина для больных кошек и изолятор для прибывших с отлова», — рассказывает Екатерина, лидер группы волонтёров, которая покинула приют вместе со своей командой в сентябре прошлого года. Сейчас они спасают уличных кошек самостоятельно и собирают для них помощь. В команду входят три активных волонтёра и ещё 37 человек, которые предоставляют транспорт или помогают дистанционно.

За два года волонтёрской деятельности Екатерина и её команда провели много времени в приюте. Тщательно наблюдая за жизнью кошек, они заметили ряд насущных проблем, которые требуют немедленного решения.

«Из-за скученного, массового содержания в вольере, кошки заражаются всевозможными инфекциями и вирусами. Тому доказательства — обследования, которые мы собственноручно провели большому количеству кошек приюта, — говорит Екатерина. — Кошки, в отличие от собак, довольно часто переносят целый ряд инфекционных заболеваний, которые передаются при контакте животных друг с другом, и массово распространяются по приюту. Из-за того, что в приюте нет места для рассадки кошек, заразиться может каждое животное. Порой такие заболевания приводят к смерти. Но, к сожалению, минимизировать случаи заражения в приюте просто невозможно из-за отсутствия места для организации должных условий содержания».

Действительно, проблему перенаселения в приюте трудно не заметить. Собаки гуляют на небольшой заасфальтированной площадке, окружённой вольерами. Выпускают их группами. Остальные ждут своей очереди, просовывают носы в сетку забора. Во многих вольерах живёт минимум по четыре собаки, в то время как в одной будке, по словам волонтёров, должно содержаться не больше двух-трёх животных. Ситуация в кошачьих вольерах не лучше: животным явно тесно.

При этом заходить в медблок, как и фотографировать на территории приюта, без согласования не позволяют. Ни то, ни другое департамент ЖКХ, который отвечает за все московские приюты, не согласовал.

Ещё в прошлом году прокуратура потребовала прекратить брать новых животных, но приют сумел отбиться от иска. Тогда суд посчитал, что в приютской тесноте животным будет всё равно лучше, чем на улице. Так что отлов продолжается.

Читайте также
В тесноте лучше, чем на улице. Почему суд не стал закрывать зеленоградский приют для бездомных животных

В бюджетном учреждении «Доринвест», который заведует зеленоградским приютом, отмечают, что по закону «Об ответственном обращении с животными» городские власти обязаны обеспечивать отлов всех животных, которые доставляют неудобства гражданам, а также оставленных возле территории или переданных в приют животных, появившихся в результате бесконтрольного разведения. И приюты обязаны принимать и размещать этих животных на уже имеющихся территориях.

При этом расширить площадь приюта невозможно, потому что все земельные участки вокруг него находятся в ведении сторонних пользователей, отвечают в департаменте ЖКХ.

Но ни строительство новых вольеров, ни возведение новых приютов не способно полностью решить проблему. В Москве (и в Зеленограде тоже) животных содержат в приюте пожизненно: обратно в город их не выпускают, а новых хозяев удаётся найти далеко не всегда. Поэтому численность подопечных приюта всё время растёт. Ситуацию осложняет ещё то, что на место отловленных зеленоградских животных могут прийти подмосковные. В Московской области для собак действует программа «отлов — стерилизация — вакцинация — выпуск в прежнее место обитания» (ОСВВ), а численность кошек решили вообще никак не регулировать.

Читайте также
Подмосковные приюты закрыли для кошек. Отлавливать, содержать в приютах и оказывать ветеринарную помощь будут только собакам
«Приют не обеспечивает животных УЗИ, рентгеном, лабораторными исследованиями, анализами»

«На момент нашей деятельности в приюте необходимых условий для лечения больных животных в нём не было. Приют не обеспечивает животных УЗИ, рентгеном, лабораторными исследованиями, анализами. А лечение животных без обследований не имеет никакого смысла», — говорит Екатерина. При этом и аппарат УЗИ, и биохимический анализатор крови «Доринвест» закупил, однако использовать их некому — таких специалистов просто не наняли, рассказывает ветеринар приюта Дильнара Насибуллина.

То, что для полноценной работы медблока не хватает сотрудника, имеющего достаточную квалификацию для работы с оборудованием, признают и в ГБУ «Доринвест». «Были проведены собеседования с кандидатами, но в данный момент поиск сотрудника продолжается и эта штатная единица свободна», — прокомментировали в учреждении.

Нанять такого сотрудника не получается из-за того, что приют предлагает ветеринарам слишком низкие зарплаты, считает волонтер приюта Ольга Переверзева: «Платите специалистам — проблем не будет. Или отправьте на обучение имеющихся врачей».

При этом ветеринара Дильнару Насибуллину Ольга считает главным человеком в приюте: «Она, как правило, права в диагнозах, у меня к ней никаких претензий, только благодарность». На двух других ветеринаров не жалуется, об их компетентности судить не может. «Насколько было бы лучше уволить этих двух — я не знаю. Не думаю, что лучше вообще без врачей» , — заключает она.

Один-два ветеринара на тысячу животных

«Имея огромное желание помочь больным кошкам, мы собирали пожертвования и вывозили их в ветеринарные клиники для обследования и назначения лечения, — рассказывает Екатерина, — Часто это удавалось с большим трудом, так как руководство приюта не одобряло нашу инициативу лечить кошек в условиях приюта по результатам обследований в клиниках. На встречах с руководством мы постоянно поднимали эту тему, но, к сожалению, это не приносило никаких результатов. Ветеринары приюта безо всяких объяснений отказывали или долго не соглашались в принятии нашей помощи кошкам, даже если животное остро в ней нуждалось. Для лечения животного в приюте необходимо, чтобы сотрудники/ветеринары по 6-10 раз в день давали животным таблетки, следили за рационом, стулом и поведением каждого кота. Но это физически нереально, так как ветеринаров в смене один-два, а животных — более тысячи. По ряду этих причин мы были вынуждены забирать кошек из приюта в стационары клиник, что стоило нам огромных финансовых затрат».

Волонтёры могли бы помочь большему количеству кошек, если бы в приюте было организовано лечение, считает Екатерина. «Мы безуспешно два года пытались выстроить единую систему взаимодействия приюта с волонтёрами на благо кошек. На собраниях с сотрудниками и руководством мы достигли договорённостей, которые в скором времени были нарушены со стороны приюта. Таким образом, помочь больным кошкам в приюте не представляется возможным. Несмотря на все наши ресурсы и огромное количество людей, желающих финансово помочь кошкам, представители приюта в беседах с нами всегда обходили „больную“ тему стороной, объясняя это тем, что у волонтёров нет полномочий вмешиваться в ветеринарию. Так или иначе, из-за нежелания сотрудников и руководства выстраивать с нами диалог — кошки остались без ветеринарной помощи».

Хотя у Ольги Переверзевой сложилось другое впечатление о сотрудниках приюта: «Группа волонтеров вечно жалуется на травлю и требует уважения, ну мне вот это все странно. Я езжу уже пять лет волонтерить, с сотрудниками никогда не ругалась, вообще не понимаю, о чем с ними ругаться. Управляющий у нас на редкость адекватный, сложно представить, как с ним не договориться по-хорошему». По словам Ольги, сотрудники действительно любят животных и фокусируются на помощи им. То, что в приюте есть проблемы, она не отрицает, но их корень видит не в нежелании сотрудничать с волонтёрами, а в перенаселении и низких зарплатах ветеринаров.

«Если говорить о состоянии кошек и о том, нужна ли им помощь на самом деле, то нужно понимать, что животные приезжают с отлова, — объясняет Екатерина, — Уличные животные в большинстве случаев нуждаются в лечении, а скученное содержание „подкашивает“ здоровье даже самых здоровых бывшедомашних животных. Таким образом, по нашим подсчётам, приблизительно каждая вторая кошка в приюте нуждается в качественной ветеринарной помощи. Мы вывезли из приюта множество больных, практически умирающих животных, которые заражались в вольерах всевозможными опасными заболеваниями. Примечательно, что мы находили их в вольерах общего содержания, хотя кошкам в больном состоянии по уставу положено находится в изоляторе, чтобы не заражать своих сородичей. Кошки, которых мы забирали на лечение, выглядели обезвоженными, худыми, и отказывались от пищи, что всегда говорит о тяжелом состоянии животного. В ходе обследований выяснялось, что абсолютно каждое вывезенное нами животное было заражено множеством инфекционных заболеваний».

Команда Екатерины сейчас помогает бездомным кошкам, которые живут на улице, и, по сравнению с приютскими, они гораздо здоровее. У приютских же, по её словам, помимо респираторных вирусов, — вирусы, которые не лечатся: лейкоза и иммунодефицита.

«Такие заболевания — у каждой третьей кошки, которые находились или находятся под нашей опекой за пределами приюта. Самое страшное в нашей деятельности то, что мы уже трижды забирали из приюта кошек с вирусным перитонитом — это самое опасное кошачье заболевание, которое не подлежит лечению и является показанием к усыплению. Но, благодаря нашему каналу, мы спасали и таких приютских жителей, собирая огромные суммы на экспериментальное лечение, которое успешно прошло уже у трёх кошек. В приюте член нашей команды нашёл мёртвую кошку в вольере общего содержания, также год назад мы вывезли на обследование кошку, которая умерла прямо на столе у врача. Можно сделать вывод, что животные в вольерах попросту не осматриваются врачами приюта, или осматриваются с недостаточной периодичностью».

Читайте также
Почему в Зеленограде так много бездомных животных и что с ними делать: забирать в приюты, стерилизовать и отпускать или усыплять?
«Быть волонтёром зеленоградского приюта — это каждый день бороться за возможность помочь»

«О желании взаимодействовать с волонтёрами можно судить по истории, которая случилась летом 2021 года. Мы случайно узнали, что к приюту подбросили котенка с множественными переломами, — делятся волонтёры, покинувшие приют, — Несколько дней животное сидело в карантине безо всяких обследований. Котенку требовалась экстренная помощь, как минимум рентген, которого в приюте нет, но, несмотря на все наши просьбы сообщать о таких происшествиях, нас в известность никто не поставил. Почему? Мы можем лишь догадываться. Сам факт: животное страдает, но нужной ветеринарной помощи получить в приюте не может. К счастью, котенка удалось спасти. Кошки в таком состоянии могут приехать и по отлову, но, по регламенту приюта, волонтёрам запрещено забирать кошек из карантина. Поэтому помочь кошкам из карантина, которые только прибыли в приют и которым требуется экстренная помощь, невозможно».

График работы врачей также подвергает опасности кошек приюта, считают волонтеры. При ухудшении состояния одного из животных, возможности помочь с 17:00 до 9:00 у ветеринаров просто нет, так как в это время они не работают. А при необходимости экстренной помощи также не предусмотрен вывоз кошки волонтёром в клинику. Ожидание оформления вывоза животного за пределы приюта — три дня. Таким образом, помочь животному в срочном порядке у волонтёров тоже нет возможности.

Сотрудники приюта, однако, не считают, что ситуация настолько критичная. «Вечерние таблетки у нас могут дать наши сотрудники, которые работают до 20 часов. При экстренных ситуациях врачам могут позвонить, мы все на связи», — отвечает ветеринар Дильнара Насибуллина.

«Попытки лечить кошек в приюте всё же были. Вопреки нежеланию руководства принимать ветеринарную помощь со стороны, мы старались договориться с сотрудниками и найти общий язык, но всё это не имело никакого смысла, ведь как только кошка проходила курс лечения, её снова сажали в общий вольер, где её состояние возвращалось к прежнему, — рассказывает лидер группы волонтёров, — Таким образом, рано или поздно кошек приходилось забирать. Получается замкнутый круг из-за созданных правил и условий, а страдают в первую очередь кошки».

По словам руководства приюта, ветеринары делают ежедневный обход кошачьих вольеров и осматривают животных. Но волонтеры считают, что при количестве всех животных приюта (около 1000 кошек и собак) врачи просто физически не успевают это делать. А если и успевают, то нет смысла лечить кошек без обследований. «Склад лекарств в приюте довольно скудный, здесь опять же остро необходима помощь неравнодушных людей, которые приобретут для животных современные, эффективные препараты, — считают волонтеры. — Таким образом, можно сделать весьма печальный вывод, что кошки приюта без помощи волонтёров, которые могут вести финансовые сборы на лечение, просто обречены. Мы всеми силами пытались убедить руководство в том, что кошкам нужна наша помощь, но, к сожалению, у нас это не получилось. Быть волонтёром зеленоградского приюта — это каждый день бороться за возможность помочь кошкам».

У команды волонтеров накопились и другие претензии к руководству приюта, помимо недостаточной ветеринарной помощи. «Руководство приюта отказалось от поставки наполнителя для кошек, который мы закупали для животных каждую неделю в рамках благотворительной акции. Машину с курьером не допустили к разгрузке, поэтому наполнитель пришлось подарить другому приюту. Также мы наладили поставку чистой питьевой воды для кошек, так как в приюте нет воды, пригодной для питья, но с огромным трудом, через уговоры руководства приюта».

«Мы предложили ряд способов решения всех проблем, которые предполагают взаимодействие волонтёров, сотрудников и руководства. На встречах с представителями „Доринвеста“ мы демонстрировали варианты организации лечения кошек в приюте, создание графиков отчетности, привлечение ветеринаров со стороны, рассмотрения возможности сотрудничества с ветеринарной лабораторией — на весь список мы постоянно получали отказ».

«Мы думаем, что, при всех сложностях соблюдения регламента приюта, с полным пониманием с нашей стороны того, что приют — государственный и в нём есть определенные правила, но с обоюдным желанием двух сторон: и волонтеров, и приюта — можно было бы организовать лечение кошек в приюте, структурировать и назначить ответственного за взаимодействие с волонтёрами. Мы, в свою очередь, всегда готовы организовать сбор на любые нужды приюта, но, к сожалению, договориться не удалось ни одному волонтёру из нашей команды».

Сотрудники приюта отказываются соглашаться с обвинениями в свой адрес: «Пусть нас порой и выставляют злодеями, но равнодушные и случайные люди не будут работать в приюте, — рассказывает ветеринар Дильнара Насибуллина, — Каждое животное занимает частицу нашего сердца, за каждого болит душа, а не только у волонтеров. И каждому животному стараемся дать все, что в наших силах. Они росли, взрослели, стареют у нас на глазах. Они практически наши дети».

При этом работать в приюте очень сложно и психически и эмоционально, особенно в условиях переполненности. «Я иногда помогаю сотрудникам делать какую-то часть работы, это выматывает очень сильно. А они тянут во много раз больше», — рассказывает волонтер Ольга Переверзева.

Читайте также
Четырех котят спасла из запертого помещения жительница 14-го микрорайона
«Регламент и правила в приюте препятствуют помощи животным»

«Если говорить о том, как исправить ситуацию в целом, приют „Зеленоград“ находится под руководством департамента ЖКХ — ведомства, которое не имеет никакого отношения к животным. Организацией работы приюта занимаются люди, которые не имеют необходимых знаний специфики содержания кошек и их лечения, — считают волонтёры, покинувшие приют, — Глобальные перемены в лучшую сторону могут наступить при смене всего руководства над приютом, где каждый будет заинтересован в здоровье кошек. Регламент и правила в приюте попросту препятствуют и лишают помощи животным, поэтому составлять новый регламент должны заинтересованные лица, которые знают всю специфику содержания и лечения кошек. Также в регламенте остро необходимы пункты, направленные на организацию и продуктивное взаимодействие с волонтёрами. Сейчас же все необходимые для животных договоренности достигаются лишь на встречах и беседах, которые не имеют никакой юридической силы и легко нарушаются при первом конфликте или разногласии».

«Еще одной важной победой была бы остановка отлова, так как приют переполнен и это тоже влияет на состояние животных и скученность. Мы несколько раз обращались в зеленоградскую прокуратуру и даже ездили в центральную, в Москву. Но даже прокурорские проверки и нарушения не повлияли на руководство департамента ЖКХ и „Доринвеста“, которым невыгодно закрывать приют на отлов».

«На данный момент условия содержания кошек, отношение к волонтёрам и ограничение их в помощи животным препятствует улучшению жизни кошек в приюте, которого, естественно, жаждет любой волонтёр. После нашего ухода из приюта, насколько нам известно, никакой фонд или крупное объединение волонтеров не взял кошек под свою опеку. К сожалению, кошки остались без помощи. Под нашей опекой, тем временем, до сих пор пять кошек из приюта, которых мы лечим и содержим на платных передержках».

В «Доринвесте» отвечают, что с кошками работает три волонтёра.

Читайте также
Мужчина с кошками ходит по городу, оставляя за собой кровавые следы. Его подозревают в издевательстве над животными. Полиция в курсе, но отмалчивается
Материалы о животных редакции Зеленоград.ру помогает делать Ветеринарная клиника «Раденис» - клиника доказательной ветеринарной медицины с высокопрофессиональными специалистами: ортопед-травматолог, стоматолог, кардиолог, анестезиолог, репродуктолог, офтальмолог, ратолог (специалист по грызунам). Приоритет: постановка диагноза и лечение конкретной патологии. Для этого есть все условия: своя экспресс-лаборатория, УЗИ и рентген. Адрес: Андреевка, ПГСК «Карат», напротив дома 31Б. Телефон 8-495-542-60-11, 8-925-720-37-32
Станьте нашим подписчиком, чтобы мы могли делать больше интересных материалов по этой теме


E-mail
Вернуться назад
На выбранной области карты нет новостей
Реклама
Реклама
Обсуждение
Мы в семье и с родственниками забрали нескольких погибающих животных с улицы, и то понимаешь, какая это забота с одним только лечением, а в масштабе городов вообще ужас. Выходит, значит, что всё регламентировано и неэффективно.
Ирина Романкова
4 июля
Какая бездарная статья, фу, фу, фу! Такое чувство что пиарят выше указанную Екатерину. Написано отвратительно ни одной ссылки на нормы законодательства, на что ссылается автор? На писанину Екатерины которую яко-бы обидели в приюте? Я бы на месте приюта подала бы в суд на вас за лож которую вы здесь написали. Проблемы есть всегда и их озвучивают ссылаясь на законы, нормативные акты, а так получается что вы не СМИ, а балаболы! Вы вчитайтесь человек позиционирует себя зоозащитником, однако ее волнуют только кошки, а что же делать с собаками?
СТАЛО ОТВРАТИТЕЛЬНО ЧИТАТЬ ВАШИ СТАТЬИ!
Ирина Романкова
4 июля
А как вы считаете на улице им лучше? Там их хотя бы кормят,поят, лечат, а на улице кто этим по вашему мнению должен заниматься?
Елена Федорова
4 июля
Не думала, что всё так плохо...
Степанова Ольга
5 июля
Странная история. И чего- бы делить сотрудникам приюта и волонтерам? А , видимо, есть что. И такое, чем не хочется делиться. В противном случае только рады были бы друг другу помочь
Надежда Семенова
6 июля
Ирина Романкова, плохо читали статью!!!!
Добавить комментарий
+ Прикрепить файлФайл не выбран