Комментировать
EMEX. Автозапчасти вовремя.
Продажа и установка водонагревателей, радиаторов отопления, насосов, мойки для кухни, полотенцесушителей, фильтра для воды, сантехники.Круглый год на 1 этаже магазина большой выбор фейерверков (также их можно купить в интернет-магазине www.bmpiro.ru)
«Что будет, когда начнется ремонт, неизвестно». Художественный руководитель «Ведогонь-театра» Павел Курочкин о том, как совместить работу и капремонт 14.09.2018 ZELENOGRAD.RU

Вокруг «Ведогонь-театр» поставили забор — началась подготовка к капитальному ремонту здания. Скоро пройдет конкурс на выбор подрядчика работ, которые рассчитаны на 14 месяцев. В сентябре и октябре театр на месте, а что будет дальше, когда начнется ремонт, пока неизвестно, говорит его художественный руководитель Павел Курочкин. Как театр будет совмещать свою работу с переделкой здания, какие премьеры зрители точно увидят в новом сезоне, где театр сможет работать в отсутствии условий, на какие спектакли зрители ходят особенно хорошо — в интервью Zelenograd.ru.

— Павел Викторович, говорилось, что капитальный ремонт затронет все помещения театра. Где театр сможет работать на период закрытия основной или новой сцены?

—  В Зеленограде есть только одна подходящая площадка, находящаяся в ведении Департамента культуры, — это Культурный центр «Зеленоград». Когда у нас будет ясность с началом работ, будем обсуждать наше взаимодействие. Департамент должен будет принять официальные распоряжения по этому поводу. Так что мы в ожидании.

— Сколько продлится капитальный ремонт?

— По регламенту, он рассчитан на 14 месяцев.

— Сезон начался 9 сентября со спектакля «Белки, сосны, микросхемы», посвященного 60-летию Зеленограда. Это была яркая и, пожалуй, самая неоднозначная премьера прошлого сезона. Кто-то отзывался о спектакле восторженно, кто-то скептически. Один из зрителей, старожил, так объяснил свой скепсис: «Не так всё было», имея в виду историческую линию действия. Вы были готовы к таким отзывам?

— Да, конечно. Мне кажется, так и должно быть. Это очень личное, субъективное высказывание. Хоть и участие в этой работе драматурга Екатерины Бондаренко дало больший объем этого личного взгляда. Многие люди видели, помнят или хотят видеть эту историю иначе. Ну и прекрасно. Но это наше высказывание.

— Прошло уже несколько показов этого спектакля. В нём что-то меняли, переделывали?

— Нет, ничего не переделывали. Каким он родился, таким и развивается. Любой спектакль на первых показах еще сырой и постепенно обретает свое дыхание, свою форму. И у нас были разные показы — и не очень удачные, и яркие, когда весь зал неожиданно встал, аплодировал стоя.

— Удачные, неудачные — от чего это зависит?

— От всего. От публики. От актеров. Даже от атмосферного давления.

Тем более, такой спектакль, где достаточно сложная структура: и воспоминания, и сюжет, и монологи-интервью во второй части. Кто-то запоминает и высоко оценивает интервью, кто-то, наоборот, не понимает этого — «зачем?» — и говорит: «Лучше побольше того, что в начале».

Павел Курочкин в роли Мармеладова в спектакле «Какой уж тут Миколка!»
Фото: Юлия Пасечник / Zelenograd.ru

 — В прошедшем сезоне было несколько премьер, очень разных по замыслу, идее, настроению: от «Кабаре Антоши Чехонте» до «Какой уж тут Миколка!» по Достоевскому. Вы, как художественный руководитель, можете выделить какой-то наиболее яркий спектакль? 

— Очень сложно что-то выделять. Каждая из этих работ выполняла определенную задачу — неважно, условно большая она или маленькая, веселая или грустная. Все равно она важна для тех людей, которые в этом принимали участие, и для зрителей, потому что каждая рассказывает что-то новое о нас и о жизни.

Мы старались не останавливаться и пробовать новые формы, жанры, авторов. Разнообразие в подходах к материалу, в театральном языке — вот что важно. Все те спектакли, которые мы показали — «Рождество в доме в доме сеньора Купьелл», «Ехай!», «Белки, сосны, микросхемы», «Кабаре Антоши Чехонте», «Какой уж тут Миколка!», — все они очень разные.

 — А на какие спектакли зрители стабильно ходят?

— На «Белки, сосны, микросхемы» ходят замечательно, это один из самых популярных спектаклей. Но, вообще, сложно сравнивать — ведь у нас два зала с разным количеством мест, и сравнивать их некорректно. Посмотрим сейчас, как сезон начнется, что будет.

 — В вашем репертуаре новый спектакль — «Огниво» по Андерсену. Когда планируется премьера, кто играет, кто ставит спектакль? 

— Спектакль покажем в первых числах ноября. Играют актеры Алексей Ермаков (роль солдата), Наталья Тимонина, Вячеслав Семеин, Татьяна Мазур, Сергей Зайцев, Федор Липатов и Ярослав Шевалдов. А также два новых артиста, которые появились в труппе с этого сезона. Это выпускники Щепкинского училища Егор Васильев и Зоя Мансурова, оба мои ученики.

 Ставит спектакль режиссер Олег Лабозин. Мы давно знакомы, но сотрудничаем в первый раз. Он взял за основу пьесу Сперанского «Солдат и ведьма» — инсценировку, сделанную по сказке Андерсена, с некоторыми режиссерскими коррективами.

Таким будет фасад театра после ремонта

— В условиях неопределенности с началом капитального ремонта о других премьерах говорить не приходится? 

— Пока да. Поскольку мы не знаем, как будет складываться наша жизнь, в каких условиях мы будем работать, пока отложили новые проекты, о которых думаем, и анонсировать их преждевременно. Думаю, до середины ноября прояснится ситуация с традиционным новогодним представлением. Но мы сейчас активно планируем различные поездки, готовим их и вперед на будущий год.

В конце сентября отправляемся на трехдневные гастроли в Брянск со спектаклями «Бесприданница», «Полнолуние в детской», «Женитьба Бальзаминова» и «Пришел мужчина к женщине». В 20-х числах октября со спектаклем «Васса» поедем на фестиваль «Минифест» в Ростов-на-Дону. С 7 по 9 ноября будем на посвященном Достоевскому фестивале в Великом Новгороде со спектаклем «Какой уж тут Миколка!»

А в конце ноября планируем фестиваль детских спектаклей у себя в Зеленограде — не знаю пока, на нашей ли площадке или на другой. Хотим в период каникул пригласить московские театры, представить их детские спектакли. Сейчас определяемся и с названием фестиваля и с его программой. Многие, очень хорошие московские театры подтвердили, что готовы приехать. Называть их пока не буду — расскажем отдельно, когда уже будет определенность.

 — Судя по афише, в течение двух месяцев будут не только репертуарные спектакли, но и начатые в прежние годы проекты? 

— Да. Это и экскурсии по театру, и спектакли для маленьких зрителей в новом зале, и встречи с актерами. А сейчас мы активно ведем переговоры с зеленоградскими библиотеками. Договорились, что наши проекты будут прокатываться и у них.

 —  В библиотеке в корпусе 1462 открылась гостиная театра и кино. Есть хорошее помещение, есть оборудование, а вот с содержанием, наполнением пока не густо. 

—  Мы на эту тему с ними как раз разговаривали, встречались и уже начали сотрудничать. В октябре в этой библиотеке покажем цикл из пяти игровых спектаклей, поставленных в жанре сторителлинг — «Сказки кота Мурлыки».

  — В прошлом году у вас появились тематические абонементы.Они пользуются спросом?

— Они неплохо продавались, почти все разошлись. Но пока — опять-таки, из-за невозможности планировать на долгий срок, — такие абонемент не будем делать. Их же надо продавать на весь сезон, а таких обязательств на себя мы сейчас взять не можем.

— В прошлом сезоне был любопытный эксперимент — корпоративный спектакль для сотрудников компании «Диалир» на сцене «Ведогонь-театра». Каким он получился? 

— Получилось хорошо. Сотрудники «Диалира» проделали огромную работу. И режиссер Артем Галушин, который с ними работал, тоже. Работа была очень сложная: это только на первый взгляд кажется, что выйти на сцену и говорить с неё какие-то слова просто. А это сложно — не просто выучить слова, ходить, говорить, а быть органичным и убедительным. Недаром же люди этому учатся — это профессия.

 Тем не менее, сотрудники «Диалира» упорно работали над этим спектаклем, и надо сказать, многого добились, выполнили задачу, которую ставили перед собой. В общем, тимбилдинг такой, растянутый на полгода. Я слышал, что у них остались очень положительные впечатления, и они хотели бы продолжить.

— В данном случае был благотворительный проект, но, в принципе, театры практикуют такие корпоративные спектакли — есть заказчик, который готов платить за профессиональную работу с сотрудниками компании. 

— Да, конечно. Но все-таки основной доход театру приносит продажа билетов на спектакли.

 —  Подорожают ли билеты в этом сезоне?

—  В целом, нет. У нас всегда есть корректировка цен: какие-то спектакли становятся немного дешевле, какие-то чуть дороже. Обычно чуть выше стоимость билетов на премьерные спектакли.

— Актеры сейчас зарабатывают, как могут: снимаются в сериалах, рекламе, участвуют в различных мероприятиях. Как вы уживаетесь с этим? Могут ли актеры делать это в ущерб репетициям в театре? 

— Мы, наверное, два сезона потратили на то, чтобы сформировать систему организации репетиций. Если у каждого актера будет свой график — просто работать будет невозможно, всё встанет. Если человек постоянно работает в театре, у него определенные обязательства как у работника коллектива, он должен их выполнять.

Другое дело, что мы с актерами всегда договариваемся о каких-то вещах, учитываем их в планировании. Понимая, что человеку нужно и творческое развитие, и дополнительный заработок, Есть определенные правила, определенная система, которая позволяет соблюдать трудовую дисциплину и в то же время иметь свободное время для других проектов.

— У нас было немало интервью с актерами «Ведогонь-театра». Одни любят рассказывать о каких-то неожиданностях, казусах или розыгрышах на сцене, другие нет… 

— Да все время случаются какие-то неожиданности. Но я, и как актер тоже, не люблю о них говорить. Театр — это очень тонкое дело. Любой спектакль — это, собственно, экстремальная ситуация, эмоциональное и физическое напряжение. Да, бывает, что актер забывает текст, а потом рассказывает об этом с юмором. Но ничего смешного в этом нет, на самом деле это трудное переживание. Недаром многим артистам часто снятся сны, как они выходят на сцену и не помнят текст, или не знают, что делать на сцене. Когда актеры бравируют этим — я не очень их понимаю и принимаю. Мне кажется, это принижает саму профессию и дает повод другим людям, дилетантам, относиться к ней с таким же пренебрежением — «вы дурака валяете».

 — Вы бываете в европейских театрах. Каковы тенденции, что там происходит в театральной жизни? 

— Впечатления разные, потому что на разные спектакли попадаешь. Иногда на хорошие, иногда на плохие, иногда на никакие. И тенденции тоже разные, в зависимости от того, как в той или иной стране относятся к театру, культуре. Например, в Германии театр очень сильный и интересный, и он хорошо финансируется.

Не везде так в Европе. Во многих странах, наоборот, расходы на культуру урезаются, в том числе и на театр. Иногда театры в плачевном состоянии. И, конечно, не хочется, чтобы мы двигались в ту же сторону. А что касается впечатлений, они мне очень многое дают для того, чтобы ориентироваться в театральном пространстве, мировых тенденциях и развивать наш театр.

 — Во время гастролей и фестивалей удается посмотреть спектакли в других городах? Можно ли сравнить их со столичными?

— У нас есть города с мощной театральной жизнью — Новосибирск, Красноярск, Екатеринбург, например, это навскидку. Ярославль. Спектакли разные, есть спорные — их принимаешь или не принимаешь. Но факт, что идет активная жизнь.

С Москвой другие российские города сравнивать было бы неправильно, потому что в столице огромное количество всего, в том числе театров. Театральную жизнь Москвы надо сравнивать с Берлином, Парижем, Лондоном. И еще вопрос, где интереснее.

Юлия Кравченко

Реклама
Добавить комментарий
+ Прикрепить файлФайл не выбран
Реклама
"ДЕТСТВО Плюс"

8(499)502-50-05
Пн-Вс.8.00-21.00.Вызов на дом до 16.00

Реклама
Реклама
Магазин "Я сама"

всё для шитья, вязания
и рукоделия

Реклама
Реклама
В сентябре и всегда!

Интересные коллекции
Приятные цены, скидки.

Реклама