1
Операции на сердце под местным наркозом начали проводить в зеленоградской больнице. Репортаж из операционной 11.03.2019

Высокотехнологичные операции для лечения сердечной аритмии поставили на поток в кардиологическом отделении зеленоградской городской клинической больницы им. Кончаловского. На одной из таких операций побывали корреспонденты Zelenograd.ru — пациент находился в сознании и мог рассказывать о своих ощущениях прямо во время операции на сердце.

Проводил и комментировал операцию Михаил Емельяненко, оперирующий врач-кардиолог, эндоваскулярный хирург, руководитель кардиологического отделения городской больницы. А после операции он рассказал о ней подробнее.

Как попасть в сердце

С первого взгляда обстановка в операционной не выглядит необычной: пациент на столе, аппаратура и стол с инструментами, ассистенты и врач в халатах. Оперируемый — Александр Лаломов, доктор геолого-минералогических наук, ведущий научный сотрудник Института геологии рудных месторождений.

Как учёный, ради популяризации новых технологий он согласился на присутствие журналистов. Но, видно, перед операцией ему не по себе — лежать под простынями, когда сердце и жизнь полностью в руках врачей. И мы боимся его беспокоить, сделать что-то не то в стерильном операционном блоке.

Перед тем, как пропустить сюда прессу, всех одели в специальные халаты, бахилы, на голову — шапочки и маски. Под халатами у каждого, как и у всего медперсонала — свинцовые жилеты и юбки, которые весят около 10 кг. Это для защиты от рентгеновского излучения: используемые ангиографы, современные рентген-аппараты малой мощности, позволяют получать картинку сердца «изнутри», за которой наблюдает хирург. «Вот так мы и проводим все операции, минут сорок — час. Наружу выходим все мокрые», говорят медсёстры.

Операция призвана «убить двух зайцев»: провести диагностику — получить ЭКГ и обнаружить очаг аритмии в ткани сердца (первая часть операции, ЭндоЭФИ), и сразу же выполнить прижигание этого очага (вторая часть операции, радиочастотная аблация, РЧА). Всё это хирург делает при помощи катетеров с электродами, которые вводит внутрь сердца через подключичную и бедренную вены пациента. Именно для обезболивания мест введения катетеров и применяется местная анестезия, а общий наркоз тут ни к чему.

«С пациентом нужно поддерживать контакт, чтобы он сообщал о своих болевых ощущениях, — поясняет Михаил Емельяненко. — Мы должны знать, что он чувствует, и тут же могли принять меры. Когда операция идёт на фоне общего наркоза, не совсем понятно, что происходит, повышаются риски повреждения миокарда. А процедура продвижения катетеров внутри вен сама по себе безболезненная. Внутри сосудов нет рецепторов, природа не задумала, что внутри вены будет что-то двигаться. У человека множество рецепторов на коже, это защита, а внутри вены — нет, и врачи догадались это использовать».

---Во время операции врач рассказывает пациенту-учёному о своих действиях, ласково и успокаивающе обращаясь к нему, как к ребёнку, предупреждает о неприятных ощущениях и спрашивает о самочувствии: «Александр Валерьянович, сейчас мы открываем диагностический катетер, им будем проводить диагностику — он вставляется внутрь сердца. Единственное, что вы будете чувствовать, это небольшую стимуляцию, а может и ничего не почувствуете. Сейчас в сердце небольшие перебои — это я иду через клапан. Ничего не бойтесь. Вот мы видим сердце и наш катетер. Подсоединяем электрод… Сейчас буду стимулировать, сердце будет биться почаще — не волнуйтесь, это я делаю. Чувствуете?».

Пациент отзывается, отвечает, и даже рассказывает, от чего возникали приступы аритмии. Одной из причин, оказывается, было вино «Массандра» 2016 года. «А вот в 2017 у них технология была уже совсем не та, испортилась, жаль, замечательный был напиток!». «Это у нас с вами будет новая статья, «Провокация аритмии с помощью крымского «Кокура», — шутит врач. — Аритмия не запускается. Великолепно. Уходим выше, в правое предсердие. А, вижу, ангинами болели. Возможно, это и есть причина аритмии».

«Ничего не бойтесь»

Во время операции врач рассказывает пациенту-учёному о своих действиях, ласково и успокаивающе обращаясь к нему, как к ребёнку, предупреждает о неприятных ощущениях и спрашивает о самочувствии: «Александр Валерьянович, сейчас мы открываем диагностический катетер, им будем проводить диагностику — он вставляется внутрь сердца. Единственное, что вы будете чувствовать, это небольшую стимуляцию, а может и ничего не почувствуете. Сейчас в сердце небольшие перебои — это я иду через клапан. Ничего не бойтесь. Вот мы видим сердце и наш катетер. Подсоединяем электрод… Сейчас буду стимулировать, сердце будет биться почаще — не волнуйтесь, это я делаю. Чувствуете?».

Пациент отзывается, отвечает, и даже рассказывает, от чего возникали приступы аритмии. Одной из причин, оказывается, было вино «Массандра» 2016 года. «А вот в 2017 у них технология была уже совсем не та, испортилась, жаль, замечательный был напиток!». «Это у нас с вами будет новая статья, «Провокация аритмии с помощью крымского «Кокура», — шутит врач. — Аритмия не запускается. Великолепно. Уходим выше, в правое предсердие. А, вижу, ангинами болели. Возможно, это и есть причина аритмии».

Спустя 30-40 минут очаг аритмии обнаружен: ЭКГ наконец-то начинает показывать цифры, свидетельствующие, что аритмию удалось спровоцировать. «Коллеги, мне надо здесь поработать минут 20, — предупреждает журналистов Михаил Емельяненко. — Если хотите, можете пойти отдохнуть в предоперационную. Будем делать аблацию». Никто не уходит, мы уже погрузились в процесс вместе с медиками и сопереживаем больному.

«Сейчас могут быть небольшие ощущения в груди, этого бояться не надо, — объясняет хирург пациенту, одновременно следя за рентгеном и ЭКГ. — Если боль будет нарастать, пожалуйста, скажите. Воздействие! Ну, как у нас дела? Всё хорошо? Если пойдет боль, скажите. Нет, вот молодец. Еще воздействие».

«У зубного врача страшнее»

Когда всё заканчивается, катетеры извлечены, мы задаём несколько вопросов пациенту Александру Лаломову. И, конечно, о самочувствии. «Чувствую себя хорошо, и во время операции всё было нормально, — отвечает он. — Страшно не было, у зубного врача страшнее. Для меня это не первая такая операция, хотя первая проходила под общим наркозом».

Александр Лаломов — зеленоградец. Когда появились признаки аритмии сердца, он наблюдался более года в своей ведомственной поликлинике РАН в Москве. А осенью случился длительный приступ, и его после врачебной помощи в зеленоградской больнице направили в 23-ю больницу в Москве, на Таганке — в Зеленограде таких операций еще не делали. В больнице провели радиочастотную аблацию, прошло два месяца, и вдруг аритмия вернулась. Учёного снова на «скорой помощи» привезли в зеленоградскую ГКБ им. Кончаловского, и теперь уже предложили провести процедуру РЧА здесь — через три дня после госпитализации.

«Условия в Зеленограде, как и в Москве, всё на очень хорошем уровне, — поделился Александр Лаломов. — Единственное, хочется пожаловаться, что в больнице нет wifi-интернета. Я человек науки, для меня самое тяжёлое — бездельничать, а чтобы здесь работать, нужен интернет. Это единственное, что я бы предложил улучшить».

Михаил Емельяненко: «Нам повезло — очаг аритмии обнаружился в правом предсердии»

— Сегодня у нас был достаточно интересный случай. Пациент с аритмией в правом предсердии, так называемым трепетанием предсердий. Ранее пациенту в одном из московских центров уже была сделана РЧА очага аритмии. Но, к сожалению, у него возник рецидив — такое бывает. Он поступил к нам по «скорой помощи», и мы, имея такую возможность, предложили ему повторить эту операцию.

Наша задача была достаточно простой: провести специальные одноразовые управляемые катетеры, которые могут изгибаться практически во всех направлениях, через сосуды сердца в правое предсердие — методом пункции сосудов. Мы приблизительно знали, где находится очаг аритмии. При помощи катетеров провели диагностическое исследование прямо внутри сердца и локализовали этот очаг, получая ЭКГ изнутри сердца (эндограмму) и изображение на экране (рентгенограмму). Вы видели — один катетер мы ввели внутрь правого желудочка, а другим «обняли» сердце. А затем подошли к анатомическим структурам миокарда, которые отвечают за эту аритмию, и прижгли очаг аритмии — группу клеток, которые работали неправильно, импульс в них проходил не так, как в остальном миокарде.

Была вероятность, что мы не обнаружим очаг аритмии в правом предсердии, и тогда наша работа бы значительно усложнилась. Пришлось бы работать в левом предсердии, протыкать межпредсердную перегородку и прижигать в устьях лёгочных вен. Это очень сложная и объёмная работа.

Пациент находился в сознании, под местной анестезией, он отвечал на наши вопросы — мы разговаривали о провоцирующих факторах аритмии, он постоянно сообщал нам о своём самочувствии и ощущениях. Через три часа место пункции сосудов полностью закроется, пациент встанет и будет ходить. Мы можем отпустить его домой уже вечером того же дня, потому что такие операции малотравматичны.

Читайте также
Сердечная аритмия — как её лечат в Зеленограде и как её избежать. Рассказывает врач-кардиолог Михаил Емельяненко
Методы РЧА и эндоЭФИ

За продвижением электродов по крупным сосудам и проникновением их внутрь сердца врач следит при помощи рентген-оборудования. Этот метод называется эндоЭФИ: электроды подают к сердечной мышце электротоки невысокой физиологической мощности, но с высокой частотой — миокард начинает сокращаться быстрее, возникает учащение сердцебиения. Таким образом удаётся искусственно спровоцировать аритмию и зарегистрировать её на ЭКГ.

Управляя катетерами, врач наблюдает весь процесс на мониторах с ЭКГ и рентгенограммой — «расставляет» катетеры внутри и снаружи сердца, подаёт электрические импульсы, измеряет характеристики текущей ЭКГ, обнаруживая таким образом очаг аритмии. А затем, используя те же катетеры, прижигает этот очаг — группу клеток ткани миокарда, которая работает «неправильно».

Преимущества такой операции — лёгкая переносимость больными и отсутствие разрезов, так как вмешательство проходит внутри сосудов. РЧА называют одним из самых эффективных современных методов, при помощи которого можно навсегда вылечить самые тяжёлые формы аритмий сердца.

В конце 2018 года в зеленоградской клинике выполнили первые десять операций РЧА. Они прошли успешно — пациентов выписали уже на следующий день после процедуры, и нарушения ритма сердца у них не рецидивируют, рассказали в горбольнице.

С 2019 года эти операции поставлены на поток: за январь и февраль их провели уже 20. Также в клинике проводят операции по имплантации электрокардиостимуляторов, однокамерных и двухкамерных — таких операций прошло уже более 300 для пациентов с брадиаритмиями (редким пульсом).

Реклама
Обсуждение
александр 888
12 марта
Интересный репортаж! Крепкого здравия Александру! Благодарность врачам!
Добавить комментарий
+ Прикрепить файлФайл не выбран
Реклама
Мы отличаемся!

+7 (495) 76-76-746

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Для летних ремонтов!

Смотрите на сайте коллекции
Приятные цены, скидки.

Реклама