1
Почему полиция не могла найти тех, кто «минирует» школы, детсады и суды в Зеленограде? 09.01.2020 ZELENOGRAD.RU

Весь декабрь по Москве проходили волны эвакуации: звонки и сообщения о якобы заминированных зданиях коснулись судов, школ, храмов. Каникулы не остановили ложные минирования: В в первый рабочий день нового года сообщения пришли в несколько московских судов. Рассказываем, что говорят специалисты о причинах беспомощности полиции.

Краткая хроника декабрьских «минирований»: кто пострадал в Москве и Зеленограде

Больше трех недель в Москве проводились эвакуации ряда районных судов из-за угрозы взрыва. Были эвакуированы храм Христа Спасителя, комплекс «Башня Федерация», Институт проблем механики им. А.Ишлинского и торговый центр «Кунцево плаза». Спасатели и полиция проверили на наличие взрывных устройств несколько десятков школ и детских садов в разных округах Москвы, в том числе в Зеленограде. 9 января 2020 года анонимные сообщения о минировании пришли в пять московских школ, а также в Басманный суд и храм Христа Спасителя.

Сообщения о минировании поступают не только по телефону. Например, 16 декабря на электронный адрес Бабушкинского районного суда пришло письмо с адреса panki-hoi@startmail.com от лица «Юра Хой», он сообщил о заминировании московских судов и образовательных учреждений, прикрепив список более чем из 130 школ Москвы. Тогда в полиции сообщили, что устанавливают личность автора анонимных писем о «бомбах».

В Зеленограде некоторые корпуса эвакуировали не один раз. Так, 13 декабря в третий раз выводили детей из корпуса 1440 школы №1151. Родители спрашивали, почему это происходит, но учитель ответила лишь то, что им позвонили из полиции и сказали выводить детей.

Дважды проверяли детский сад в корпусе 1411, спецслужбы проверяли только веранды, а не сами здания. Столько же раз эвакуировали школу №1194. Одна из мам написала нам 12 декабря: «Сейчас опять эвакуация [корпус 1530]. И два дня назад была. И ранее неделю назад. Никакой информации родителям не дают — плановые или звонки с угрозами поступили».

От регулярных эвакуаций страдают не только родители, которым приходится срываться с работы, но и сами дети, которые получают травмы в давке, выходят на улицу раздетыми. Например, во время одной из таких эвакуаций пятиклассница вывихнула сломанную ногу — прошло всего три дня, как ей разрешили вернуться к учебе после двухмесячного лечения. Другая наша читательница рассказывала: «Вчера [10 декабря] была уже такая давка в 1739 [ныне №1194], что дети, пробираясь к выходу на 1-м этаже, били других детей. Некоторые, кто послабее, не могли долго добраться до дверей, их отталкивали к середине».

Кроме того, при таком количество ложных вызовов бдительность спецслужб неизбежно снижается, и подобные вызовы они отрабатывают все более формально.

По одним источникам, волна эвакуаций была из-за ложных сообщений о минировании, по другим — из-за ложного срабатывания пожарной сигнализации, по третьим — это были внеплановые учения, о которых школы не знали. В любом случае, стало ясно, что эвакуация проходит хорошо только в случае плановой учебной тревоги, когда отрабатывается только порядок выхода из здания. Если же в здание нельзя вернуться до его проверки специальными службами, то действия сотрудников учебных заведений становятся хаотичными, а иногда просто опасными.

Читайте также
«Рты закрыли, и слушаем: сейчас вы как хотите расходитесь домой — в школе взрывное устройство». Что показала двухдневная эвакуация в школах и детсадах
Почему силовики не могут вычислить причастных к этим звонкам?

Возможно, дело в том, что современные технологии или уязвимость традиционных методов играют на пользу злоумышленникам.

Сложность может быть в том, что человек не говорит о минировании прямо — он лишь заявляет администрации здания о найденном подозрительном предмете. После этого руководство сообщает в полицию, и из-за того, что звонок не идет напрямую в полицию, телефонного хулигана не могут установить.

Другой способ — подмена номера. Гендиректор группы компаний «Альво» Евгений Храновский объяснял журналистам, как работают такие схемы. У злоумышленников, которые могут находиться в любой точке Земли, есть IP-аппарат или специальная программа на компьютере, через интернет она подключается к оператору связи — к такому, который может подставить любой номер. По словам Храновского, такие операторы преимущественно находятся в странах Прибалтики, и у спецслужб нет никаких технологий, чтобы вычислить источник звонка, и никаких инструментов, чтобы повлиять на зарубежного оператора.

Создатель компании сетевых расследований «Интернет-Розыск» Игорь Бедеров сказал «Медузе», что эти атаки похожи на действия не террористов, а вымогателей, которые требуют деньги в обмен на прекращение эвакуаций. По его словам, в большинстве случаев вычислить отправителя угроз не удается — только предполагаемое местонахождение, зачастую в других странах. По данным издания, раскрываемость подобных преступлений в 2019 году — 40%, а за угрозы минирования у полиции чаще получается поймать не профессиональных вымогателей, а нетрезвых россиян, которые решили таким образом пошутить или отомстить знакомым.

Еще одна лазейка — искажение голоса. По мнению директора компании «Защитный модуль» Ильи Якимиди, организовать атаку и остаться ненайденным вполне реально — причем на это способен «айтишник уровнем чуть повыше среднего». Он рассказал, что, исказив голос, можно записать сообщение, загрузить его в специальную программа, которая может осуществлять автодозвон и запускать запись с сообщением о бомбе. Можно ввести в программу время и дату дозвона, к примеру, когда у должностных лиц высокий пик нагрузки.

В 2016—2016 году именно по такой схеме действовал 18-летний хакер, имеющий гражданство США и Израиля. Тогда в школах по всему миру начали раздаваться звонки о якобы заложенных бомбах. Эвакуации проходили в Великобритании, Франции, Италии, Нидерландах, Японии, Австралии. Когда кто-то из администрации снимал трубку, раздавался голос робота — он сообщал, что в здании заложена бомба. Сотрудники спецслужб запросили данные у провайдеров и VPN-сервисов, выяснили, что звонивший постоянно менял виртуальные телефонные номера, но периодически подключался к сервису телефонии с IP-адресов в Ашкелоне.

На таких звонках подросток заработал от 240 до 500 тысяч долларов в биткоинах. По версии следствия, он предлагал купить у него сообщение о бомбе в желаемом учреждении.

Руководитель зеленоградской компании «Мико» Константин Бекетов объяснил, почему так сложно найти злоумышленников. «Тут множество вариантов, начиная с покупки сим-карты в переходе. Симку можно купить за границей, один звонок — и в урну. Есть и более простые варианты. Аренда виртуальной машины, оплата через киви-кошелек — и звони прямо из-за границы», — рассказал он. По мнению Бекетова, справиться с этим может и «технически средний инженер». Также для звонка можно использовать зараженные вирусами компьютеры.

Верите ли вы, что силовики действительно не могут вычислить телефонных террористов по техническим причинам?



Да
Нет
Затрудняюсь ответить
Проголосовали 497 человек
Реклама
Реклама
Обсуждение
Bo Yader
10 января
Зачем вообще реагировать на анонимные сообщения?
Добавить комментарий
+ Прикрепить файлФайл не выбран