Комментировать
EMEX. Автозапчасти вовремя.
Зеленоградские разработчики в столичных проектах: «Тройка», ЕМИАС, карта москвича и другие 02.07.2014 ZELENOGRAD.RU
Александр Якичев, коммерческий директор группы компаний ISBC
За последние годы в Москве появилось множество электронных проектов, которые москвичи и зеленоградцы уже испытали на себе: это социальные карты москвича и карты школьников, ЕМИАС — страховые полисы и вся система работы поликлиник, карты «Тройка» и транспортные карты Мосгортранса. В студии Zelenograd.ru — представители зеленоградских компаний, которые участвуют в разработке и реализации этих проектов: Александр Якичев, коммерческий директор группы компаний ISBC, и Илья Пуховский, руководитель разработки программного обеспечения компании «Арсис».

— Александр, давайте начнём с ISBC — в каких проектах принимала участие ваша компания?

А.Я. — ISBC прочно входит в десятку крупнейших производителей смарт-карт в России, это одно из основных направлений нашей деятельности, а если говорить о транспортных и социальных проектах, то здесь компания находится в числе лидеров. Вообще работа с госорганизациями практически не ведется напрямую. ISBC как производственная компания ориентирована на развитие и укрепление партнерской сети. Все проекты, о которых я буду рассказывать, ведутся именно через партнеров. По России у нас их чуть больше 300, это интеграторы из числа TOP-100 IT-компаний России, инсталляторы, компании оказывающие услуги по процессингу и обслуживанию карт.

Один из проектов, в котором мы участвуем сейчас — это «Тройка», система пополняемых карт для оплаты проезда на всех видах транспорта в Москве. Вообще работа с Московским метрополитеном ведётся больше трёх лет, она началась еще до «Тройки». В 2011 году руководство метрополитена поставило задачу в разы сократить очереди в метро, повысить социальную привлекательность и удобство работы со столичным метрополитеном. Решали эту задачу мы совместно с компанией «АйТи», которая разработала и произвела автоматы по продаже билетов на 1 и 2 поездки в метро. За период чуть более года задача была решена, в метрополитен было поставлено надежное современное оборудование производства корейской фирмы KYTronics — это устройства персонализации и выдачи карт на 1 и 2 поездки. Сейчас эти автоматы успешно выдают несколько сотен тысяч карт ежедневно. Это лучший показатель по мировым отраслевым стандартам, и корейцы публикуют его на первых страницах своих журналов, приводя Московский метрополитен в пример.

А.Э. — Вы сказали, что задачей было сократить очереди — а решалась ли при внедрении «Тройки» задача убрать бумажные билеты и сэкономить на их производстве?

А.Я. — Это был второй этап, который начался в позапрошлом году, его задачей было решить проблему стоимости билетов и затрат на их производство и повысить общую удовлетворенность граждан, это и привело к «Тройке». Даже компанию NXP, чип которой использовался в бумажных билетах, поражали масштабы лишних затрат — они признавались, что не понимают, как в России может расходоваться такое неимоверное количество средств на поставку этих билетов. Ежедневно их выдавалось более полумиллиона.

А.Э. — Которые тут же выкидывались в мусорку в большом количестве…

А.Я. — Да. Для NXP на протяжении нескольких лет это был крупнейший подобного рода проект. Поэтому встала задача создать единую карту, которую можно будет использовать для оплаты поездок в метрополитене — как и во многих странах мира. Правда, потом столичный Департамент транспорта пошёл дальше, и сейчас к этой карте привязали кучу других полезных сервисов, о которых я могу потом рассказать.

Одновременно возникла необходимость дооснащения терминалов, выдающих карты. В конце прошлого года после проведения ряда разработок и пилотных запусков это получилось сделать, но пришлось побороть много нестандартных проблем. Например, электромагнитные наводки от различного промышленного оборудования, установленного в метро, значительно влияли на устройства внутри терминалов — возникали резонансные частоты, различные помехи. По результатам жестких испытаний мы отказались от применения китайского и даже японского оборудования и выбрали корейское, несмотря на то, что оно было несколько дороже. Сейчас всё работает, горожане пользуются, так как «Тройка» — достаточно удобный инструмент. Проект можно считать состоявшимся.

В прошлом году метрополитен пошёл дальше, не без инициативы столичных властей. Сейчас в рамках пилотной зоны в нескольких десятках автоматов на разных станциях внедрена возможность использования бесконтактной банковской карты для пополнения карты «Тройка» или оплаты бумажного билета.

Е.П. — Карт на PayPass-технологии?

А.Я. — Да, именно их — банковская карта используется как платежный инструмент для пополнения «Тройки». По этому поводу было много встреч с российским руководством Visa и MasterCard. В терминалы дополнительно внедрили считыватели PayPass/PayWave — этим тоже занималась компания «АйТи», ISBC тут также выступала поставщиком этого оборудования (ViVoTech Kiosk II). И недавно было получено положительное заключение на общее внедрение такого оборудования. Скорее всего, при реализации проекта оно будет поддерживать и контактные банковские карты, и карты с магнитной полосой.

А.Э. — Для пополнения «Тройки», или мы сможем просто проходить в метро по карте типа PayPass?

А.Я. — Вы уже сейчас можете проходить в метро банковской карте с бесконтактным интерфейсом — не PayPass, а на основе технологии Mifare, по которой реализованы те же самые билеты, считается количество поездок, которые проехал человек, и раз в месяц банк списывает эти расходы со счета. Этот проект никак не связан с «Тройкой», он связан с турникетами, и в какой-то мере это даже конкурирующий проект, но по-моему, это никого не беспокоит, потому что главная цель — снижение нагрузки и очередей при продаже билетов.

А.Э. — Для меня это новость — ничего про это не слышал. Значит, если у меня есть такая карта…

А.Я. — Да, если у вас есть карта например «Банка Москвы» с технологией, поддерживающей бесконтактную оплату, или аналогичные карты других банков — сейчас довольно много банков уже подписали договор с Метрополитеном. При выдаче своих карт они спрашивают клиентов: «Хотите ли вы пользоваться картой как проездным?», например. То есть, можно подключить обслуживание этого сервиса как услугу за небольшие деньги — по-моему, около 300 рублей в год.

Е.П. — К этому проекту ISBC имеет отношение или вы занимались только «Тройкой»?

А.Я. — Нет, это просто альтернативные возможности. Что касается «Тройки», сейчас ISBC является субконтрактором по поставке карты «Тройка», мы собираем эти карты — там также используются чипы NXP. По итогам прошлого года мы поставили в этот проект более миллиона карт, и я уверен, что процесс будет продолжен. Держателем контракта является Микрон, который и производит сами отгрузки этих карт и взаимодействие с Метрополитеном.

Подобным образом осуществляется работа по многим государственным проектам — не так давно, например, прошла поставка пластиковых проездных билетов в Мосгортранс. При этом иногда ISBC осуществляет только сборку карты, печать и поставляет заготовку, а нанесение номера выполняет компания, которая поставляет карты клиенту.

Е.П. — Чипы «Микрона» сейчас используются в бумажных «Единых»?

А.Я. — Да, всё верно.

Е.П. — А какая у компании «Арсис» роль в проекте «Тройка», Илья?

И.П. — Скажу пару слов о компании: «Арсис» на рынке разработки уже 20 лет, с 1993 года занимается разработкой программного обеспечения на заказ. В связи с этим у нас очень разношерстные проекты, в основном корпоративные информационные системы, есть целый ряд интересных технических решений. Мы делали программную составляющую авиатренажера АН-148 для тренировки экипажей, делали для «Микрона» систему планирования перемещений по цеху заготовок, системы видеомониторинга для банков, систему кадрового учета для Danon, планирование и логистику для Kraft и т. д.

Один из наших проектов был связан с картами «Тройка». У метрополитена на сайте troika.mos.ru есть план внедрения карт, и один из его пунктов — это появление карт «Тройка» в открытой дистрибьюторской сети, распространение их через партнеров и розничные сети, например, продажа их в тех же супермаркетах. В планах есть и привязка карт к личности. Наш небольшой кусочек — это разработка ПО для терминалов выдачи и пополнения карт «Тройка», которые разрабатываются по заказу партнёров метрополитена. Сейчас такие пилотные терминалы планируется поставить на некоторых станциях метрополитена. Они станут дополнением к уже существующим терминалам, метрополитен ставил задачу именно расширения круга дистрибуции карт. Наше ПО будет служить для выдачи и пополнения карт, для проверки баланса и т. д. — оно уже разработано. Сейчас проект на стадии государственной сдачи.

Е.П. — Что-нибудь расскажете про внутреннюю «кухню» его выполнения?

И.П. — Мы столкнулись с рядом технических сложностей, в том числе из-за закрытости некоторой части протоколов и из-за особенностей считывателей. Считыватели в терминале используются разные, тут мы и с ISBC посотрудничали — искали варианты бесконтактных считывателей, перепробовали четыре разных считывателя, в том числе и поставляемый ISBC, он оказался одним из самых надежных; были определенные сложности с программным интерфейсом, но мы их преодолели. Интересная, конечно, была задача, с социальной составляющей — хотелось сделать приятно, удобно, ну и некий технический вызов в ней был.

А.Я. — В Департаменте транспорта прочат светлое будущее, как водится в России, и я надеюсь, что мы совместно с «Арсисом» и дальше сможем участвовать в развитии этого и смежных проектов для города — сейчас нам очень удобно работать вместе, и техническая компетенция специалистов на уровне.

Е.П. — Развитие проекта «Тройка» — это поставка тех самых 10 тысяч терминалов, о которых писали СМИ?

А.Я. — Скорее речь идет не о таком количестве новых терминалов, а о количестве мест, где можно пополнять «Тройку». Сейчас для этих целей ведется работа с рядом банков, которые хотят внедрить у себя возможность пополнять её на существующем оборудовании и терминалах путем их дополнительной модернизации. А если говорить о развитии всего проекта «Тройка» — по словам Дептранспорта, до конца года должна быть реализована возможность привязки карт «Тройка» к лицевым счетам. Более того, в пилотном варианте это уже работает, некоторое количество карт проходит тестирование. Ожидается пополнение карт через SMS, через интернет и другими способами.

Е.П. — Этим уже будете заниматься не вы?

И.П. — Есть компания, которая занимается всем процессингом и биллингом — они уже реализовали проект для метрополитена в Санкт-Петербурге, обкатали свою технологию. Но, как я понимаю, тенденции таковы, что государство все-таки пытается уйти от монополии и распространить возможность реализации подобных проектов на поставщиков услуг.

А.Я. — Да, сейчас, на мой взгляд, город достаточно открыт к работе с компаниями малого и среднего бизнеса. Более того, в программе правительства стоит задача повышение уровня участия подобных компаний в госконтрактах с 10% до 15% уже к концу этого года, а также дальнейшие планы на 2015-й год. ISBC — динамично развивающаяся компания со стопроцентно российским капиталом, такие компании сейчас могут спокойно участвовать в аукционах, успешно выигрывать их и поставлять свои решения.

Е.П. — То есть, интернет-оплату и мобильные приложения для «Тройки» может реализовать и какая-то еще компания, необязательно это будут государственные централизованные сервисы?

А.Я. — На наш взгляд, да, и в Зеленограде есть одна такая компания, которая сейчас стремится к участию в тендере. Я думаю, у них это может получиться.

Е.П. — Какие еще есть перспективы развития у «Тройки»?

А.Я. — Департамент уже заявлял и спрашивал экспертов, возможно ли «прикрутить» какие-либо программы лояльности с геолокацией владельцев «Тройки» — например, отлеживать, через какую станцию они чаще всего заходят в метро и предоставлять на этой территории соответствующие сервисы. Думаю, это все можно сделать — вопрос бюджетов, амбиций и времени.

И.П. — Дело в том, что чип производства NXP с поддержкой Mifare, который стоит в картах «Тройка» — он, говоря обывательским языком, представляет собой хранилище из целого набора ячеек. И для каждого приложения или сервиса используется одна ячейка: например, когда мы пополняем карту «Тройка», деньги записываются и хранятся в одной ячейке; данные для электронного билета хранятся в другой ячейке и т. д. Железнодорожные приложения, билеты на электричку — еще одна ячейка, проездные Мосгортранса — еще одна. И таких ячеек в самой карте более тридцати. Конечно, они защищены, то есть не получится использовать карту для каких-то своих целей, например, открывать домофон. Но перспектив очень много.

Е.П. — Геотаргетированием — программной системой для него — уже не «Арсис» будет заниматься?

И.П. — Нет.

А.Я. — Компаний, которые задействованы в проекте, только я знаю десятка полтора, а на самом деле их гораздо больше. Это не считая банков, которые тоже пытаются с ним работать. Мы все-таки компании коммерческие и занимаемся каждый своим «куском пирога»: ISBC позиционирует себя как производитель карт и крупнейший в России поставщик считывателей, «Арсис» — поставщик программного обеспечения, разработчик сервисов, в которых у него есть наиболее сильные компетенции. Для нас перспективы в проекте «Тройка» — это помощь нашим партнерам в продолжении поставок карт, поставка оборудование для работы с бесконтактной банковской картой PayPass/PayWave и дооснащение считывающими устройствами терминалов как для метрополитена, так и для любых других точек, которых сейчас появляется много, и везде требуются считыватели. Где-то они уже стоят, но меняется ПО, а где-то нужны новые.

Е.П. — Когда мы писали о проекте применения RFID-меток для спецтранспорта на дорогах, по которому ISBC выступала как технический эксперт, мы получили массу откликов — частично таких: это очередной безумный проект, который позволит распилить еще какое-то количество государственных средств. Как вы реагируете на такие отзывы? «Тройку» при желании тоже можно так воспринимать, тем более что там всё постоянно достраивается, переоснащается за счет бюджета…

А.Я. — Действительно, как недавно написал в одной из статей мой коллега, Андрей Красовский, есть желание властей дооснащать и развивать проект — они смотрят на мировой опыт, в том числе. Сейчас множество итераций пройдено, но по количеству секторов на карте «Тройка» больше половины — свободны, можно сделать привязку к каким-то еще приложениям. Скорее всего, дальнейшая развитие будет связано с повышением удобства пользования, с программами лояльности, с возможностью получения и пополнения карты практически в любой точке — из дома, через платежные терминалы. У QIWI сейчас реализована возможность пополнения «Тройки», остальные операторы должны присоединиться. То есть, идёт просто органичное выстраивание этой системы.

Е.П. — По-вашему, стоит в это вкладываться, и государство потратило деньги не зря?

А.Я. — Государственные деньги потрачены не зря уже хотя бы потому, что удалось в десятки раз сократить бюджет на сами карты. Если это дальше экстраполировать, то теоретически так можно сократить хоть на сколько-то и стоимость проезда. Карты «Тройка» не выбрасывают в урну, люди воспринимают их как кошелек, хоть и небольшой, и с выдачей таких карт в разы уменьшится ежедневное потребление бумажных билетов. В конце концов они останутся только для тех пассажиров, кто редко пользуется транспортом, да и то с какого-то момента можно будет расплачиваться банковской картой. Если вы спускались в метрополитен, даже в час пик, по утрам — там сейчас очень небольшие очереди у касс, но люди активно пользуются автоматами самообслуживания. Отзывы по этому проекту, в том числе и нашей компании — только положительные.

И.П. — Мое мнение как пользователя этих карт: низкий поклон тем, кто это внедрил. Во-первых, это получился единый билет и для метро, и для наземного транспорта, хотя мы, зеленоградцы, наземным транспортом в Москве редко пользуемся. Но и в автобусе в Зеленограде очень удобно — просто приложил кошелек, не доставая карту, считыватель где-то внутри её нашел, считал, и я поехал. И второй плюс в том, что деньги на «Тройке» не сгорают с каким-то сроком, как раньше поездки. Мне как пользователю это исключительно приятно, удобно, и поэтому мы брались за работу для «Тройки» с радостью, всячески поддерживаем ее развитие. К нам обращаются компании, которые занимаются другими разработками для «Тройки», просят помощи и консультаций в части работы со считыванием карты, и мы помогаем коллегам, потому что эту технологию надо развивать.

А.Я. — Для меня лично удобство «Тройки» еще и в том, что можно доехать в Москве до какой-то перехватывающей парковки или конечной станции метро — и все, я забыл про пробку и могу, не стоя в очередях, пройти через турникет и через гарантированное время добраться до всех встреч.

Е.П. — А ваши знакомые, друзья и родственники, кто пользуется «Тройкой» — они вам высказывают какие-то замечания или задают каверзные вопросы? «Почему я не смог то-то…» или «А когда появится вот это…»?

А.Я. — Практически все пользуются. Замечания в основном были год назад, причем мои знакомые действительно знали, что мы ставим оборудование для карточных автоматы, и когда производилось тестирование системы или тестирование оплаты бесконтактными банковскими картами — спрашивали, когда всё будет стабильно работать. Сейчас все вопросы по использованию более или менее отлажены. Но был момент, когда билеты выдавались не очень стабильно, были и автоматы с пометкой «Не работает». Но это ведь как: не ошибается тот, кто ничего не делает.

И.П. — Могу отметить, что в Зеленограде все-таки остается проблема с пополнением «Тройки». Я не знаю гарантированных мест, где можно её пополнить — пара мест была в Крюково, но я там несколько раз натыкался на отказ. Поэтому каждый раз, когда еду в Москву, я не ленюсь пройти мимо терминала и закинуть на неё денег.

Е.П. — Но все эти терминалы с вашим ПО — они же придут и в Зеленоград?

И.П. — Должны, это есть в планах, но повторю, что развитие партнерской сети не зависит от планов государственных учреждений по распространению «Тройки».

Е.П. — Значит, это зависит от активности самих операторов — QIWI, супермаркетов и т. д.

И.П. — Да, сколько они найдут инвестиций для производства терминалов — столько и смогут поставить.

Е.П. — А когда, по вашим оценкам, откроется возможность для всех желающих коммерческих участников присоединиться к распространению «Тройки»?

И.П. — Там потихоньку сдвигаются сроки, в том числе, как я понимаю, из-за внутренних процессов, в которые мы полностью не посвящены. Изначально планировалось еще в 2013 году. От нас это почти никак не зависит — мы свою работу сделали и теперь помогаем в техническом плане компании, которая занимается внедрением этого проекта.

Е.П. — Ваш отзыв о сотрудничестве с Московским метрополитеном — насколько удобно было работать, насколько там вообще готовы работать с техническими разработчиками, говорят с вами на одном языке? Ощущаете ли Вы поддержку государства?

И.П. — Мы чувствовали их полную лояльность и заинтересованность в процессе совместной работы. Никаких нареканий. Замечу, что компания «Арсис» входит в ассоциацию российских разработчиков «Руссофт» — это одна из, скажем так, движущих сил, которая занимается лоббированием интересов российских разработчиков в государственных учреждениях: проводит опросы, проталкивает всякие льготы и т. д. Она работает и напрямую с правительством, причем заметно, что результаты есть. Не то чтобы какие-то революционные изменения, но постоянное движение и помощь разработчикам по разным направлениям.

Е.П. — Что скажет ISBC о поддержке государства? У вас большой опыт работы в госпроектах, кроме «Тройки» был, например, и проект ЕМИАС…

А.Я. — Проекты, направленные на развитие социальной инфраструктуры, на мой взгляд, наше государство очень активно и щедро двигает в хорошем смысле этого слова, то есть поддерживает по разным направлениям. Тот же ЕМИАС — единую медицинскую информационно-аналитическую систему, несмотря на первичный негатив граждан, особенно старших поколений, когда бабушки говорили: «Внедрят еще терминалов на деньги налогоплательщиков, неудобно будет, какие-то карточки — мы ходили к врачам без них столько лет и дальше бы так ходили!»… Ан нет, после первичной обкатки и внедрения система показала себя как весьма надежная, раньше было много сбоев, которые уже устранены и проект развивается. ISBC, например, участвовала во всех этапах формирования этой системы, с момента написания промежуточного софта для работы карты и считывателя до взаимодействия с процессингом системы. Много копий было сломано, потому что тут участников проекта было еще больше, система сложная, а ЛПУ (лечебно-профилактические учреждения) достаточно инертны к любым инновациям.

Е.П. — Да, им, наверное, было тяжелее всего. Врачи до сих пор жалуются на новые порядки — мы же все бываем в поликлиниках…

А.Я. — Да, поэтому большое количество средств было заложено на информационное освещение и поддержку врачей, которые осваивали работу с системой. Они при работе используют как раз считыватели карт, которые мы поставляли — подобные тем, которые используются в метрополитене, только в корпусном варианте. Наверняка вы видели, это такие черные считыватели, в которые врачу нужно вставить свою карту с чипом, а сверху положить, например, карту пациента. Это считыватели имеют дуальный интерфейс, чтобы в будущем, например, была возможность подтверждать присутствие пациента у врача. Пока это потенциал, заложенный в системе — сейчас врачи в основном пользуются клавиатурой со считывателем. И клавиатура, и встроенный считыватель, и карта врача, и считыватели внутри терминалов, и часть софта — это также поставки ISBC. Тут даже чуть-чуть хочется гордиться, потому что проект был сложный, самый масштабный в России проект подобного рода, и ДИТ (Департамент информационных технологий Москвы) высказывал уважение нашим партнерам и нам по поводу его реализации: компании «КРОК», компании «Аквариус», которая поставляла терминалы, «Инфоматике», которая поставляла инфоматы в поликлиники.

Е.П. — Еще один проект с участием ISBC — это социальная карта москвича, в том числе карты школьников. Насколько вы были внутри этого проекта?

А.Я. — Да, мы производим эти карты, и не только для Москвы, но и для школ многих других регионов. Все карты школьника в Москве произведены ISBC. Здесь сложность была следующая: как всегда, все хотят хорошо, быстро и недорого. Как правило, производители выбирают два из этих факторов, а государство обычно просит все три. Проблема карт школьников заключалась в том, что они должны быть износостойкими и соответствовать всем техническим требованиям, плюс нужно было органично интегрироваться в систему, которую уже строили партнеры. В этой карте самый простой чип, чтобы она была недорогой — карт много, а школы на ни не могут тратить большие суммы. Задача была решена в прошлом году, тоже не сразу и не с первой попытки, вместе с нашим партнером — компанией «АйТеко». Мы поставили первые партии карт и вначале переживали, что они будут ломаться, они школьники будут использовать не по назначению… Школьники так и используют, по отзывам: если положить на карту жвачку, то она пролетает в другой конец класса :) И в даже в таких условиях работы карта не должна ломаться в течение года, согласно техническим требованиям и гарантии.

Е.П. — У неё специальный пластик?

А.Я. — Да, пластик мы тщательно подбирали. В результате система работает, карты не ломаются, людям нравится. Но школьники все-таки их теряют, причем много, или забывают их. Что касается развития этого проекта — я уверен, что мы предложим дальше наработки, которые у нас есть по картам сотрудников и ученическим картам, которые уже используются в ряде регионов России: привязку к карте ряда других сервисов, например, электронного дневника. Уже сейчас родители через интернет в личном кабинете могут посмотреть, что ребенок ел в столовой, какие блюда.

Е.П. — О, это я пробовала сделать сама на портале госуслуг Москвы. Там такое чудесное меню забито — не в виде блюд, а в виде закодированных наборов типа «СД-1». Только по буфету видны конкретные названия.

И.П. — У меня работает нормально: стоимость пончика, стоимость булочки, приходит SMS.

Е.П. — Где-то с такими картами продвинулись дальше, чем в Москве? Раньше начали, больше отработано…

А.Я. — В Краснодаре ученическая карта — она же транспортная, она же питание. Там этот проект начался три года назад, они давно делали это. Сейчас мы эти карты тоже поставляем. Если говорить о других проектах, более сложных, но пока менее массовых — то это, например, «Карта Вокзалы России», КВР. За прошлый год их поставлено более ста тысяч штук.

Е.П. — Это карты для прохода на вокзал?

А.Я. — Задача звучала так: человек приехал на вокзал и ждет поезда — за это время он должен иметь возможность накопить и потратить баллы, купить что-то покушать, потом сесть в такси, использовать с неё баллы и скидки. Это для нас был очень нетривиальный проект и хороший опыт: очень много участников системы, используются персональные данные — сама карточка выдается при наличии паспорта, свидетельства о рождении или еще какого-то документа. Нужно было защитить эти данные при помощи SAM-модуля безопасности, установленного во всех считывателях, в принтерах при выдаче карты был реализован достаточно сложный обмен ключами. Этот проект может тиражироваться и уже начинает тиражироваться в ряде регионов, допустим, для кампусных карт — «Сбербанк» приходил с таким заказом. Например, в Томске институты связаны друг с другом, и если для прохода и всех затрат внутри них будут универсальные карты — это будет удобно, такой проект также прорабатывается.

Для МФЦ (многофункциональных центров) сейчас тоже ведутся проекты, они уже во многом реализованы. Согласно планам правительства, до конца этого года все МФЦ должны были оснастить считывателями, чтобы по социальным картам там можно было получать какие-то услуги — как в Москве, так и по всей России. И тут самая главная проблема заключалась в том, чтобы совместить применение в МФЦ также банковских карт и карт УЭК, при помощи которых можно было бы даже оплатить услуги. Это тоже был сложный пилот, который мы в прошлом году реализовали в Хабаровске, в Туле — там у нас один из пилотных регионов внедрения УЭК, и МФЦ уже оснащены для работы с УЭК. Сейчас могу сказать, что этот этап пройден, и два наших партнера, которые его выполняли, могут использовать наши считыватели для работы с УЭК или с банковской картой — такой опыт есть, можно его тиражировать и для других социальных задач.

Е.П. — Но в московских и зеленоградских МФЦ такого пока этого нет?

А.Я. — По Москве нет, и у меня нет точной информации, почему — этим занимается Московский социальный регистр. По Москве в прошлом году мы оснастили считывателями для работы с УЭК сами отделения «Сбербанка России» и все ППВ (пункты приема и выдачи карт). Аналогичная работа была проделана и по России, было открыто более 500 таких пунктов, в которых мы поставили считыватели, есть отделения во Владивостоке и на Чукотке, в других городах.

Е.П. — В ЕМИАС используются карты страхования, карты врачей; есть карты «Тройка», карты москвича, давно ждём УЭК… В перспективе все эти карты, ну или хотя бы какие-то из них, могут объединиться в одну? Нужно ли это, по-вашему?

И.П. — Если немножко пофантазировать и посмотреть на мировой опыт, бывает, что между проектами искусственно вызывают конкуренцию. В моем понимании, сейчас происходит как раз это. Есть УЭК, есть карта москвича, есть «Тройка» — вот три конкурирующих по возможностям проекта, плюс есть еще собственные продукты у банков; тот же самый «Банк Москвы» пытался реализовать транспортное приложение, у «Сбербанка» оно было и т. д. Был еще проект электронного паспорта, который озвучивали, но еще не внедрили. Может быть, он в конце концов и соберет в себя все эти технологии. Он может быть сделан на базе того же УЭК, или «Тройки», или еще чего-то. Это обсуждается в достаточно высоких кругах. По-моему, здоровая конкуренция должна родить нормальный продукт, а кто победит — время покажет и народ, в конечном итоге, выберет. Мне нравится, что есть и конкуренция, и выбор.

А.Я. — Я тоже за здоровую конкуренцию. Но объединение упирается даже не в техническую, а в юридическую сторону. Одни карты растут из банковской сферы, другие социальные, третьи, допустим, того же метрополитена или Мосгортранса. Они имеют разные возможности с правовой стороны, и эта ситуация не разрешится даже одним указом наших уважаемых чинов: «Все, будет единая ID-карта, как у всех или даже лучше!» Всё тут же упрётся в правовые основы, написанные нашими же законотворцами, и окажется, что для более широкого использования той же УЭК надо вносить поправки в целый ряд законов.

Е.П. — То есть технических препятствий нет, есть препятствия правовые?

А.Я. — Да, причем так дело обстоит не только в нашей стране, а вообще в мире. Поэтому, я считаю, развивались и будут развиваться разные проекты — и УЭК, и социальные, и транспортные карты. ISBC за прошлый год поставила не один миллион транспортных карт по ряду городов России и, конечно, это будет происходить дальше. Думаю, что за два-три года технология окончательно устаканится, прочно войдет в жизнь, и тогда смарт-карты будут использоваться еще шире — совмещать в себе лояльность, платежи, другие сервисы. Кстати, как показала практика, не всегда сами пользователи хотят объединения карт в одну. Например, ID-паспорту лучше оставаться только паспортом и не быть одновременно проездным или электронным кошельком, хотя это и технически возможно. Кроме того, по поводу единой ID-карты постоянно возникают домыслы со стороны старшего поколения — про чипирование людей и тому подобное :)

И.П. — Кстати, в биометрических загранпаспортах, которые мы уже получаем, собственно, на обложке стоит практически тот же самый бесконтактный чип, который работает на технологиях хранения информации в секторах и ячейках. То есть, теоретически можно ездить в метро по биопаспорту, если его перепрошить, перепрограммировать соответствующим образом. Если представить себе, что в обычные гражданские паспорта тоже будут встраивать такие биометрические чипы, то рано или поздно они могут срастись и с проездными — технических преград нет, есть правовые.

Е.П. — Помимо правовых ограничений на развитие проектов может повлиять и политическая ситуация. Вы говорили о сотрудничестве с Visa и MasterCard в рамках «Тройки» — сразу напрашивается актуальный сегодня вопрос: вы не ощутили на себе международные санкции и какие-то проблемы, связанные с внешнеполитической обстановкой? И вообще, существует ли в реальности угроза, что эти два оператора возьмут и уйдут из России?

А.Я. — Могу сказать, что нас санкции затронули несколько меньше, потому что все-таки прерогатива компании — это коммерческие проекты, которых мы реализуем достаточно большое количество. У Visa и MasterCard действительно сейчас есть определенные затруднения в работе на российском рынке, о которых говорили и глава Visa, и глава подразделения по мобильным терминалам MasterCard в России, с которым я тесно общаюсь. Думаю, что нашу компанию как преимущественно российского производителя это затронет поменьше. Не хочу политизировать, не моя это сфера.

И.П. — Напрямую мы не ощутили никакого давления или затруднений. Но на словах они говорят, что им стало сложнее работать. Мы как разработчики много работаем с зарубежными партнерами, в том числе с Великобританией, с Германией, со Штатами, но пока не заметили ничего, кроме некоторых выражений волнения. Партнеры иногда

справлялись: «Как у вас? Как дела?». Кстати, у компании «Арсис» в Севастополе, так исторически сложилось, уже 10 лет есть офис, сейчас там порядка 30 разработчиков. Теперь он стал отечественным, и вместо отдельного офиса разработки получится в конечном итоге наш полноценный филиал.

Е.П. — А на его работу как-то повлияло юридическое переселение в другую страну?

И.П. — Был некоторый период когда необходимо было всем сотрудникам разом переоформить все персональные документы (паспорт, пенсионная страховка, ОМС, права, автомобиль…) но за пару месяцев всё утряслось. В планах перерегистрация юридического лица, но пока там всё довольно сложно — до конца года они живут по старым украинским законам, при этом идет оплата всех налогов в бюджет самого Крыма. Компания начинает перерегистрироваться, но центров регистрации не хватает, и… мы ожидаем, что к концу года всё как-то уляжется.

Е.П. — У ваших компаний — ISBC и «Арсис» — есть какая-то предрасположенность к работе с госзаказами? Какие у такой работы преимущества и недостатки?

И.П. — Нет, все-таки основная деятельность у нас связана с заказами коммерческих организаций на разработку программных систем. У нас нет коробочных продуктов, и к нам обращаются, когда не находят готовых нужных решений на рынке. Пересечений с госсектором у нас не так много.

А.Я. — Аналогично, ISBC в основном работает с коммерческими организациями. В госпроектах мы с удовольствием участвуем, но стараемся выступать не держателями всего контракта, а работать с системными интеграторами. Мы можем максимум написать логику проекта, как мы его видим — архитектуру системы. Примут её или нет — мы стараемся не лоббировать никакие интересы, кроме своих рабочих. У нас сейчас ведутся различные масштабные разработки, о которых, я думаю, мы к осени сможем сказать. Это будут новые проекты, которые ISBC получит возможность реализовать, при этом в России разовьются новые технологии на базе смарт-карт.

Александр Эрлих, Елена Панасенко

Реклама
Добавить комментарий
+ Прикрепить файлФайл не выбран
Вернуться назад
На выбранной области карты нет новостей
Реклама
Мы отличаемся!

+7 (495) 76-76-746

Реклама
Реклама
Магазин "Я сама"

всё для шитья, вязания
и рукоделия

Реклама
Реклама
В ноябре и всегда!

Интересные коллекции
Приятные цены, скидки.

Реклама