Комментировать
«Однажды 20 лет спустя». Как многодетная семья из Менделеево стала прототипами героев известного советского фильма 13.03.2019 ZELENOGRAD.RU

Почти 40 лет назад, в 1980 году на экраны страны вышел фильм «Однажды двадцать лет спустя» о многодетной семье Кругловых. Картину горячо обсуждали — роль Натальи Гундаревой, сыгравшей маму десятерых детей, не оставила зрителей равнодушными. Оказывается, у главной героини был прототип, а экранная история семьи Кругловых имеет реальную подоплеку — она взята из жизни большого семейства Кучиных, жившего в посёлке Менделеево под Зеленоградом. Рассказываем, как семья «попала в кино» и как сложилась их судьба в реальной жизни.

Письмо в «Литературку»

В 1974 году сценарист Аркадий Инин искал материал для нового сценария. В «Литературной газете» его внимание привлекло эмоциональное письмо многодетной матери. Оно называлось «Многодетная семья: предмет удивления или пример для подражания?» и имело подзаголовок «Моя гордость, моя обида…»

Автором письма была Вера Захаровна Кучина — мать десятерых детей из посёлка Менделеево. Она в подробностях описала, как нелегко живется большим семьям. Но сетовала не столько на житейские трудности, сколько на оскорбительную реакцию и непонимание окружающих.

И приводила примеры: «Был как-то случай — поехала за продуктами, возле магазина продают сардельки. Подошел мой черед, беру десять килограммов. Весы небольшие, продавец колдует своё, время идет, очередь шумит: что за безобразие, сколько она набирает? Я говорю: мне на всю семью, у меня же десять детей. Даже паспорт им показываю, чтобы поутихли. А тут еще старуха какая-то бесцеремонно разглядывает меня: «Какая дикость, у нее десять детей!»

С недоброй реакцией посторонних Вера Захаровна сталкивалась регулярно. «Что греха таить — писала она, — в нашем посёлке я не раз я ловила на себе иронические взгляды молодых девушек: охота, мол, была фигуру портить, хлопот наживать…» Подобное отношение она списывала на невнимание общества в целом «к самоотверженному труду женщины матери, к её нелегкой, но счастливой жизни».

Каких только передач нет на телевидении, сетовала Кучина, «и «Здоровье», и «Кабачок 13 стульев», и «В мире животных», и «А ну-ка, парни!». Все это и интересно и нужно. Но разве менее важно было бы создать постоянную программу, хотя бы раз в месяц рассказывающую о жизни больших семей? «А писатели? — вопрошала автор. — Просто не верится, что не найдется подходящего материала для повести или романа, основанного на правдивой истории многодетной семьи».

Её призыв воодушевил сценариста. «Это такой был крик души, — вспоминает Аркадий Инин. — Мне показалось… всё-таки же она вспоминала какие-то истории с детьми… Мне показалось, что есть повод для комедии… Статья была горькой, гневной, но я всё-таки увидел в истории не только слезы, но и счастье…»

Несговорчивая мать-героиня

Инин написал Вере Захаровне письмо, сообщил, что хочет снять фильм, но для начала просто познакомиться. Ответ пришёл объёмистый, на десяти страницах, и содержал категорический отказ. «Хорошее дело фильм, но для чего, с какой целью? — писала Кучина. — А то выйдет на экраны розовый фильм, с розовыми ребятишками и очень розовой мамой, и зрители покинут зал, не досмотрев „кина“. Человечество очень устало от всего розовенького. Сейчас ведь дураков нет… Так что кино не надо…»

В фильме должны быть показаны не только «розовые» места, но и тёмные пятна, настаивала Вера Кучина, множество тёмных пятен. «А для этого вы, Аркадий Яковлевич, должны уже заранее написать заявление об уходе с работы», — цитирует её письмо сценарист.

Но эти соображения Инина не остановили, тема по-настоящему увлекла его. В 1977 году сценарий, называвшийся «А я что сделала?», был готов и получил поощрительный приз на конкурсе сценариев комедийного фильма. Вскоре сценаристу позвонил режиссёр Юрий Егоров, он решил взяться за съёмку.

Сюжет лирической комедии был таким: через двадцать лет после окончания школы одноклассники главной героини Нади Кругловой встречаются на съемках телепередачи. Им предстоит ответить на два вопроса: «Что было самым главным в вашей жизни?» и «Чего ещё вы от жизни ждёте?». Слушая одноклассников, многие из которых добились высот, «умница, отличница и староста» Надя, которая вышла просто замуж и родила десятерых детей, молча вспоминает эпизоды из своей семейной жизни. На вопрос, чего она достигла, Надя отвечает просто: «Я — мама». В конце встречи, к удивлению и восторгу одноклассников, появляются всё её семейство, и становится ясно, что должности, деньги и регалии не так важны, как семья и дети.

Пример для подражания или для осуждения

Все советские фильмы снимались по заказу государства. В те годы руководство страны было обеспокоено падением рождаемости. Фильм «Однажды двадцать лет спустя» был призван поднять престиж многодетной семьи. Конечно, на рождаемость в стране картина кардинально не повлияла, но для отдельных семей фильм имел важные последствия.

«Мы жили тогда в Калининской области (теперь Тверская — ред.), — рассказала корреспонденту Zelenograd.ru зеленоградка Лариса Гузина. — Нас в семье было три девочки, а папа мечтал о сыне. Однажды мы всей семьей посмотрели это кино. И родители всерьез задумались: вот, люди по десять человек рожают, и ничего, живут счастливо, преодолевают все трудности. Это кино помогло им решиться на четвертого ребенка. Родился долгожданный мальчик, наш любимый брат Миша. И я очень благодарна этому фильму за то, что он вдохновил моих родителей».

«А по-моему, этот фильм — чистая утопия, советская агитка, — возражает Ларисе Гузиной её приятельница, зеленоградка Ирина Войтюк, — Я сама выросла в большой семье и на своём опыте знаю, каково это. Причём я самая старшая, и была в доме бесплатной нянькой. Скажу, что в таких семьях дети все время завидуют друг другу, каждый смотрит, как бы его не обделили, и другому не досталось больше. А помните, в фильме девочка говорит: „Сколько этих Кругловых, и все в обносках!“ — так вот я эти слова все детство слышала, выросла на них».

Наряду с восторженными отзывами, упреки в фальшивости, «сказочности» и идеализации жизни многодетной семьи приходилось выслушивать и съёмочной группе, которая после премьеры объездила с картиной десятки городов. Зрители замечали, что Гундарева хороша, свежа, ухожена, спокойна и умиротворена. И совсем не похожа на многодетную мать, которая и выспаться-то толком никогда не может, и на себя у нее времени нет.

Вспоминая об этих поездках, Наталья Гундарева признавалась: «На одной встрече меня упрекнули за идеализацию — мол, всё у моей героини чересчур уж хорошо, в жизни так не бывает. Ну что сказать?.. В идеализированный образ Нади Кругловой я постоянно старалась вносить земные черты. Такие, чтобы кто-то из зрителей мог сказать: „Моя мама так улыбалась“, „Моя мама так же решала со мной задачки“, „Моя мама тоже так обрадовалась, когда…“. В общем, старалась, чтоб получилась такая вот всеобщая мама…»

Учитывая пропагандистскую направленность фильма, режиссёр Юрий Егоров действительно должен был убрать из картины некоторые резкие реплики, затушевать «темные пятна». Так, встреча семьи Кругловых с парой, разыскивающей вместе с ними свою пропавшую девочку (оказавшуюся пуделем), была задумана в сценарии весьма драматичной. Хозяйка собачки, увидев большое семейство Кругловых, грубо говорила Наде: «У женщины есть более важные дела, чем быть рожающей машиной…»

Кино и реальность

А что же семья Кучиных, послужившая прототипом для фильма? Насколько их настоящая жизнь отразилась в трогательной экранной истории? Дети Веры Захаровны Кучиной говорят, что кино на их жизнь мало похоже, и что они были куда послушнее ребятишек Кругловых. Но некоторые эпизоды фильма действительно взяты «с натуры».

Например, сцена с костюмом снегурочки для новогоднего утренника — из реальности. Вера Захаровна всю ночь провела за швейной машинкой, чтобы смастерить новогодний наряд для Нины. «Всех наряжают родители, а я сижу… — рассказывает Нина Кучина. — Уже время подходит, а я одна в обыкновенном платье, уже хожу чуть ли не со слезами. Остается пять минут. И вот она заходит, приносит вот такое вот пушистое белое платье, все расшитое, и корону!»

У другой дочери — Натальи, как и у шестнадцатилетней Вали Кругловой (героини Татьяны Назаровой), случилась первая любовь. Наталья Кучина так вспоминает о разговоре с матерью: «Мам, я так люблю его… Она сядет, подумает: Так, это очень хорошо, что ты влюбилась, тебя посетило чувство. У тебя любовь, это же не каждому дается. А ты будешь вспоминать то время, когда у тебя была любовь».

Были в письме Веры Захаровны такие строки: «…если еду в „Детский мир“, то тащу оттуда целые связки колготок, стопки рубашек, трусиков, да мало ли что требуется детям! Представьте себе хотя бы одни такой поход — разные этажи, разные секции, а ребята — одна носит вещи 28-го размера, другой — 31-го, третий — 40-го…»

В фильме это превратилось в эпизод в кабинете директора магазина, где Надя Круглова в присутствии милиционера, заподозрившего в ней спекулянтку, вываливает на стол гору продуктов и одежды всех размеров: «А они у меня и есть всех размеров с 26-го по 46-й! Вы что думаете, дети-то — они безразмерные, что ли, бывают?».

В другом эпизоде фильма многодетная мать объясняет милиционеру: «А мне может вот для них картошки нужно — тонну на зиму! Тыщу килограммов!» — «Ну вы тоже скажете, гражданка, тыщу килограммов…», — недоверчиво реагирует сержант.

Между тем, и эта цифра перекочевала на экран из письма Кучиной. Хотя сама история с картошкой осталась за кадром: «Потребовалась однажды машина, чтобы привезти домой картошку, — пишет Вера Захаровна, — директор одного из соседних совхозов разрешил нам, в виде исключения, купить и отобрать тонну (кстати, какой еще семье требуется сразу тонна картошки?). Коля, старший [сын], обещал на своем грузовике заехать домой к семи утра, отвезти меня и ребят в совхоз. Дети в этот день не пошли в школу, в овощном взяли „напрокат“ мешки, да так на этих мешках целый день и просидели. Когда я пошла к Колиному начальнику, чтобы узнать, что случилось, мне ответили примерно так: „Надоели вы, Кучина, со своими делами…“»

Как и её прототип, Надя Круглова не мирится с пренебрежением, оскорбительными нападками и наветами: «А это порядок — не подумать о многодетных матерях? — возмущается она. — Герои Советского Союза, герои труда — все могут без очереди. И правильно, что без очереди… Ну, а матери-героини? — они все в очереди. А между прочим, всех этих героев — их мать родила!» Эти слова в уста экранной героини сценарист Аркадий Инин тоже вложил с подачи Веры Захаровны.

По родительским стопам

Наталья Кучина — единственная из десятерых детей, кто отчасти повторил судьбу матери. У неё тоже многодетная семья: две девочки и четыре мальчика. «Плакать хочется, — признаётся она. — Но плакать не от того, что тяжело было, нет. Просто я сейчас нахожусь в таком возрасте и в таком положении, когда я понимаю маму. Не до конца, но уже на 70% всего того, что она испытывала».

В 90-х годах Вере Захаровне пришлось продать свои ордена, чтобы прокормить семью. Обратно выкупить их она не сумела — денег так и не удалось накопить. Спустя годы её дочери Наталье Кучиной, как многодетной матери, тоже вручили награды. Однако носить их она не торопится. Говорит, что она эти ордена еще не заслужила, пока не вырастила своих детей и не дождалась внуков. А до тех пор награды будут принадлежать ее маме Вере Захаровне.

Реклама
Добавить комментарий
+ Прикрепить файлФайл не выбран
Реклама
"ДЕТСТВО Плюс"

8(499)502-50-05
Пн-Вс.8.00-21.00.Вызов на дом до 16.00

Реклама
Реклама
Магазин "Я сама"

Все для рукоделия
Ткани , пряжа!

Реклама
Реклама
Весна! Обновляйтесь!

Смотрите на сайте коллекции
Приятные цены, скидки.

Реклама