5
«Чем причинил ему боль». Как бьют зеленоградских полицейских и как за это наказывают у нас и в московских судах 12.12.2019 ZELENOGRAD.RU

В среднем раз в два месяца в зеленоградском суде слушается дело о вреде, причиненном сотрудникам полиции. «Зеленоград.ру» изучил все эти дела и узнал, что именно делают с полицейскими, какие наказания за это бывают и сравнил их с многочисленными приговорами по той же статье участникам протестных акций этим летом в Москве. Оказалось, при бытовых конфликтах нападать на полицейского в среднем безопасней, чем на политических акциях.

В картотеке Зеленоградского районного суда с 2016 по 2019 год есть 27 дел по статье 318 УК РФ «Применение насилия в отношении представителя власти». Обстоятельства и увечья, нанесенные полицейским были самые разные, но практически все осужденные соглашались на особый порядок — то есть признали вину и не настаивали на судебном следствии с вызовом свидетелей — и были пьяны в момент преступления. «Зеленоград.ру» изучил тексты решений и рассказывает, за какое поведение можно получить реальный срок, а за что можно отделаться штрафом.

Параллельно мы сравнили картину по приговорам зеленоградцам со сроками фигурантам «московского дела». Это уголовное дело о «массовых беспорядках» (статья 212 УК), которыми якобы сопровождалась уличная акция 27 июля в центре города. Тогда москвичи вышли в центр города в знак солидарности с недопущенными на выборы в Мосгордуму независимыми кандидатами. Почти полторы тысячи человек были задержаны, десятки человек заявили об избиении силовиками. Более чем десяти людям после этого предъявили обвинение в применении насилия к омоновцам и сотрудникам полиции. Часть из них получила реальные сроки.

На диаграммах — обобщенная статистика по приговорам, а дальше примеры и памятка — что именно надо сделать зеленоградцу и участнику протестных акций, чтобы получить определенное наказание.

Штраф: ударить ногой в лицо, поцарапать лицо, повалить и облить пивом

Судимость и штраф в размере от 30 до 50 тысяч рублей жители Зеленограда получали за посягательство на лицо сотрудника полиции, за агрессивные попытки сопротивления при задержании или порванную форму. Все эти преступления (семь случаев) совершались пьяными людьми.

Баширяеву задержали за мелкое хулиганство и привезли на медосвидетельствование. Во время поездки она «с силой схватила полицейского правой рукой за лицо», после чего оцарапала его ногтями. У него остались две ссадины на лбу.

Макарова находилась в общественном месте в состоянии опьянения, что и привлекло внимание полицейских. При задержании она ударила полицейского ногой в лицо, «причинив тем самым физическую боль, а также ушиб височно-нижнечелюстного сустава слева». За это ее оштрафовали на 30 тысяч рублей.

Чибизов бушевал в коридоре корпуса 2028. Когда на место приехал участковый, мужчина ударил его по голове, сбив шапку. После этого он повалил участкового на пол площадки у лифта, обматерил и облил пивом из пластиковой бутылки. Суд посчитал, что Чибизов унизил честь и служебное достоинство сотрудника полиции и даже подорвал авторитет власти и правоохранительной системы Российской Федерации. Его оштрафовали на 40 тысяч рублей.

«Московское дело»

Павел Новиков, по версии следствия, на акции 27 июля ударил полицейского пластиковой бутылкой с водой по шлему и плечу. Новиков признал вину, потерпевший сказал, что простил его. Ему единственному назначили штраф в 150 тысяч рублей — примерно в 3-5 раз больше, чем в среднем назначают зеленоградцам.

Обязательные работы: ударить кулаком в грудь

За три года приговор в виде обязательных работ получила только одна жительница Зеленограда Кашина. Расстроенная по поводу своего онкологического заболевания, она сидела в кафе «Дюшес». Выпив половину бутылки шампанского, около двух часов ночи ей захотелось спеть в караоке конкретную песню, но ди-джей заведения отказался ее ставить. Кашина возмутилась и стала звать администратора, начался скандал.

На место приехали сотрудники Росгвардии. Женщина обматерила их, а потом ударила полицейского кулаком в грудь. В суде Кашина сказала, что приняла полицейских за охрану кафе. Она рассказала, что из-за онкологии у нее ухудшается зрение, и в полутьме она не разглядела форму. Вину она не признала, суд приговорил ее к 340 часам обязательных работ.

Условный срок: бить по рукам, выворачивать пальцы, резать ладони, разорвать карман, ущипнуть, волочить за своей машиной

Небольшие условные сроки зеленоградцы получали, в основном, за активное сопротивление при задержании. Это самая большая категория дел — 16 случаев.

Синякова — единственная, в чьем приговоре не было отмечено алкогольное опьянение. Она пришла в ГИБДД, чтобы сдать экзамен на права. Однако в списке лиц, которые сдавали в тот день, женщины не было. Она все равно попыталась попасть на экзаменационную площадку, а полицейского, который преградил ей путь, схватила за форменную рубашку, разорвала левый нагрудный карман и оторвала пуговицу на нем, а затем ущипнула за левое плечо. Вину женщина не признала, получила 1,5 года условно.

Устинова обиделась на то, что знакомый называл ее дамой легкого поведения, приставила нож к его горлу и пригрозила, что убьет. Сотрудники полиции пытались ее задержать, а Устинова, размахивая ножом, поранила их ладони и пальцы. Вину она не признала, получила 1 год 9 месяцев условно.

Колышкин пытался скрыться с места ДТП и 40 метров тащил по дороге полицейского, который хотел его задержать. Пытаясь избавиться от полицейского, Колышкин бил его по рукам. Когда машина все же была остановлена, Колышкин с силой попытался вывернуть полицейскому пальцы. За это он получил 3 года условно.

«Московское дело»

Павел Устинов «был активным участником акции за допуск независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму и вывихнул плечо нацгвардейцу, пытаясь избежать задержания». Сначала Устинову дали 3 года реального срока (а прокуратура просила шесть), но после акций в его поддержку Мосгорсуд смягчил приговор до 1 года условно.

Владимир Емельянов обвинялся в том, что на акции 27 июля он потянул за форму бойца Нацгвардии. Прокуратура просила для него четыре года колонии, суд дал 2 года условно. Сам он утверждает, что потянул полицейского за форму, потому что увидел, как тот бил участников акции.

«Московское дело»

Павел Устинов «был активным участником акции за допуск независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму и вывихнул плечо нацгвардейцу, пытаясь избежать задержания». Сначала Устинову дали 3 года реального срока (а прокуратура просила шесть), но после акций в его поддержку Мосгорсуд смягчил приговор до 1 года условно.

Владимир Емельянов обвинялся в том, что на акции 27 июля он потянул за форму бойца Нацгвардии. Прокуратура просила для него четыре года колонии, суд дал 2 года условно. Сам он утверждает, что потянул полицейского за форму, потому что увидел, как тот бил участников акции.

Реальный срок: ударить сумкой по голове, освободиться от наручников, сломать нос, повалить на землю, оторвать погон

К реальному лишению свободы за три года приговорили трёх человек. Все они агрессивно сопротивлялись при задержании и причинили вред здоровью полицейских. Самый большой срок — почти четыре года — получил мужчина, сломавший сотруднику нос.

Новожилов ехал на машине и его остановила полиция. Поняв, что водитель пьян, полицейские потребовали выйти, чтобы увезти его на медосвидетельствование. Новожилов в ответ ударил сотрудника в плечо, схватил за форму и, повалив на землю, стал с ним бороться, оторвал погон и разорвал карман. Суд приговорил его к году общего режима.

Коломиец пришла к отделению полиции в полночь, чтобы написать заявление о якобы незаконном задержании ее матери в тот же день. Нетрезвую женщину попросили покинуть здание, но она несколько раз ударила полицейского руками по голове и лицу, пнула по ногам. Еще одного сотрудника она ударила сумкой по голове, третьего — рукой по лицу. На неё надели наручники, но он сумела освободиться и ударила полицейского рукой по затылку.

Женщина вину не признала, изложив свою версию событий. По ее словам, полицейские не дали ей написать заявление и запретили снимать события напротив дежурной части на телефон. Уже когда ее задержали, к ней «бесчеловечно относились: заводя в камеру, ударили кулаком в лицо, не давали воды, не вызывали её матери „скорую помощь“, в связи с чем она (Коломиец) от крика сорвала голос, затем ей вызвали психиатрическую помощь, угрожали, что посадят в психушку». Женщина заявила, что какого-либо насилия в отношении сотрудников полиции она не применяла — по ее мнению, получение ударов они симулировали, оскорбляли её и её мать, «применяя национальный признак». Коломиец осудили на 1,5 года колонии-поселения.

Грабовский был в закусочной, откуда его забрали полицейские за нахождение в пьяном виде. На пути к патрульному автомобилю мужчина ударил сотрудника затылком в лицо, сломав тому нос. Грабовский вину не признал, заявив, что не пил, а в кафе оказался, потому что приехал из Солнечногорска в Зеленоград искать работу. Не найдя ее, собирался ехать домой, но зашел в закусочную. Мужчина настаивал, что никаких ударов никому не наносил, и это полицейские били его по пути на медобследование. Мать мужчины в суде рассказала, что после задержания сын объяснил ей, что он оступился и нечаянно своей головой ударил сотрудника полиции. Грабовский получил самый большой срок — 3 года 8 месяцев.

«Московское дело»

Реальные сроки получили восемь фигурантов «московского дела». Год общего режима дали Никите Чирцову: по версии следствия, на акции молодой человек толкнул в грудь полицейского, «из-за чего тот испытал физическую боль». Чирцов вину не признал, заявив, что не знал о митинге и увидел задержание молодого человека, который звал на помощь. По словам Чирцова, он натолкнулся на полицейского и рефлекторно выбросил руки вперед.

Данил Беглец получил два года колонии. Ему вменили то, что он потянул за руку полицейского, который задерживал участников акции. Сам Беглец утверждает, что не участвовал в акции, а приехал в центр для рабочей встречи. На Большой Дмитровке он увидел, что силовики избивали протестующих, и потянул за руку одного из полицейских, чтобы тот прекратил.

Кирилл Жуков получил три года колонии, потому что «дотронулся до шлема нацгвардейца, чем причинил ему боль».

Ивану Подкопаеву присудили два года за то, что он, скрыв лицо под балаклавой, распылил газовый баллончик в сторону сотрудников полиции — из-за этого, считает суд, двое нацгвардейцев получили химические ожоги глаз.

Евгений Коваленко получил 3,5 года лишения свободы. Его обвинили в том, что во время акции он сначала толкнул руками одного сотрудника патрульно-постовой службы, а затем бросил мусорный бак в сторону омоновца.

Судимость получила и компания молодых людей, которая, по версии обвинения, сбила с ног бойца Нацгвардии. Максим Мартинцов получил 2,5 года колонии, Егор Лесных, которому приписывают еще и пинок другому полицейскому — три года, Александр Мыльников — два годами условно. Сами они утверждают, что боец в это время бил участников акции.

Чтобы помочь редакции «Зеленоград.ру» делать интересные материалы, оформите подписку. Спасибо!




E-mail
Должно ли наказание за насилие в отношении полицейского быть соразмерно причиненным повреждениям?



Да
Нет
Зависит от обстоятельств
Проголосовали 143 человека
Реклама
Реклама
Обсуждение
Ирина Попова
13 декабря 2019
Предпраздничная инструкция! :)))))
Ольга Шилова
13 декабря 2019
Огромный респект, зеленоград.ру . Спасибо, что не побоялись и опубликовали.
Сергей VEXILLUM
14 декабря 2019
Почему не отобразился мой голос в графе "НЕТ"? Манипуляция мнением?
Хотя вопрос риторический, редакция комменты не читает...
Сергей VEXILLUM
14 декабря 2019
Ольга, а чего боятся?
Александр Эрлих
15 декабря 2019
Почему не отобразился мой голос в графе "НЕТ"? Манипуляция мнением?
Один ваш "нет", а голосов больше ста - это всё ещё меньше 1. Вот я тоже сейчас попробовал отметить нет и появился наш с вами 1% :)
Хотя вопрос риторический, редакция комменты не читает...
хаха:)
Добавить комментарий
+ Прикрепить файлФайл не выбран