6
Вырубка сухостойных деревьев, уход за газонами в Зеленограде 22.07.2012 ZELENOGRAD.RU
В студии Zelenograd.ru Светлана Войтович, начальник отдела экологического контроля Зеленоградского округа Департамента природопользования и охраны окружающей среды города Москвы. Сегодня мы говорим об экологической ситуации, прежде всего — о зеленых насаждениях в Зеленограде, о вырубке, посадке, состоянии деревьев.

Послушать (49:38)загрузить файл со звуком (34902 кб)

 — В начале июня, на совещании в префектуре озвучили цифру — 600 сухостойных деревьев на территории Зеленограда вырубят в этом году. Светлана Николаевна, хотелось бы сверить эту цифру с вашими данными.

— Хочу сказать, что большее количество деревьев подлежит вырубке. У нас на текущий момент — 2012 год — выдано 61 предписание на удаление 4516 сухостойных деревьев. 600 — это только какая-то доля, цифра, озвученная ГКУ «Дирекция заказчика ЖКХ и Б ЗелАО» (бывший ГУ «ИС»), которое вырубает деревья. У нас ведь не только балансодержатели городских территорий оформляют разрешение на вырубку, но еще и лесных, — у нас есть Управление особо охраняемыми природными территориями (бывший Спецлесхоз). Там тоже идет вырубка, но, в основном, связанная с усыханием елей от короеда.

 — Мы знаем ситуацию с короедом. Эта цифра — общее количество вырубки в лесах и на улицах?

— Да, это общий объем по всей территории Зеленограда; достаточно весомая цифра.

 — В недавнем интервью директор Управления особо охраняемыми природными территориями подробно объяснял, почему это необходимо, почему нужно вырубать деревья в лесопарках. А что происходит не в лесах, а на улицах и во дворах, в чем причина такого количества засыхающих деревьев?

— Причины разные. Во-первых, у вязов, например, есть графиоз, какие-то другие болезни. Иногда деревья усыхают из-за того, что у них происходят какие-то возрастные изменения по естественным причинам. У нас уже третий год усыхает много ясеней от поражения златкой. Два года назад у нас было нашествие вредителей, и ясени до сих пор усыхают, потому что заражаются от больных. Соответственно, такие у нас результаты по сухостою.

 — Златка — это вредитель?

— Да, златка, короед-типограф — это вредили, которые поражают зеленые насаждения. Просто короед поражает преимущественно еловые насаждения, а златка — ясени.

 — И ничего нельзя сделать?

— Вырубают больные деревья, чтобы они не заражали здоровые, и вывозят древесину. Применяется биологический метод на территории Управления особо охраняемых природных территорий — развешивание феромонных ловушек.

 — В случае со златкой такие ловушки можно применять?

— Со златкой все сложнее. То есть, в принципе, можно вылечить деревья, вводить препараты, но опять же — на это нужно финансирование, и это очень сложно.

 — Это инъекции, которые делаются в дерево?

— Я не фитопатолог, сложно сказать конкретно, как и какие используются препараты. Но я знаю, что единичные деревья можно спасти, если этим очень сильно озадачиться, но, наверное, не в масштабах всего города.

 — Если речь не идет о вредителях, можно что-то сделать, чтобы предотвратить засыхание деревьев?

— Есть же естественные процессы отмирания, правильно?

 — То есть это просто старые деревья?

— Конечно, идет обновление, дерево имеет свой срок жизни, от этого никуда не деться. Так же как и люди — стареют и умирают. Это все естественно.

 — Есть ли все же причины, вызванные вмешательством человека? Например — деревья повреждены при строительных работах.

— Такие причины, наверное, имеют место быть, но если при строительстве произошла какая-то незаконная вырубка, понятно, что деревьев уже не вернуть, это уже другой вопрос. Что касается повреждений — в основном, когда есть повреждения корневой системы или ствола, есть вероятность, что дерево впоследствии засохнет. Но чаще всего после штрафных санкций строители получают предписание на закрашивание стволовых повреждений масляной краской или садовым варом, чтобы в эти повреждения не попадали вредители, чтобы дерево сохранило свою целостность.

 — Сколько деревьев было вырублено в Зеленограде в прошлом году?

— В прошлом году было выдано 78 предписаний на удаление 9828 сухостойных деревьев. В конце года у нас было очень много предписаний на удаление именно елей, пораженных короедом. Основной объем таких деревьев был в лесу. По городу цифры, на самом деле, небольшие. Эти тысячи складываются именно из пораженных короедом еловых насаждений в лесной части города.

 — Когда происходит какое-то строительство — будь то, например, реконструкция Солнечной аллеи или новый торговый центр, — с вами согласовывается определенное количество деревьев, которое предстоит вырубить. Как этот процесс происходит? Насколько легко Отдел экологического контроля выдает такое разрешение?

— Сейчас это разрешение выдает не Отдел экологического контроля, вся экспертиза проектной документации проводится непосредственно в Департаменте природопользования на Новом Арбате, 11. Там есть отдел экспертизы и отдел по выдаче порубочных билетов. Могу сказать, что если дерево можно сохранить, то его сохранят. То есть, никто лишних деревьев вырубать не будет, потому что за каждое предусмотрена компенсационная стоимость и стоимость компенсационного озеленения. И заказчикам, и производителям работ невыгодно пилить лишние деревья, потому что это затраты. Удаляются деревья, которые попадают в котлованы, в зону производства непосредственных работ. Сами понимаете, строительство без вырубки невозможно. Вырубка минимальная, но она происходит.

 — Решения принимаются в Москве, но зеленоградский отдел экологического контроля ставят в известность после строительства?

— Не только после строительства. Когда получают, в частности, на вырубку или на пересадку порубочный билет, либо разрешение на пересадку, то не позднее, чем за пять рабочих дней до начала производства работ — это условие порубочного билета — нашему отделу сообщается о начале работ. Если не сообщается, за это предусмотрены штрафные санкции. Нас также оповещают об окончании работ: мы выходим на место и проверяем правильность вырубки в соответствии с порубочным билетом, перечетной ведомостью и дендропланом. Это документы, которые выдаются на объект с целью определения количества, породы деревьев, которые подлежат вырубке, сохранению или пересадке. Так же с пересадочным билетом.

 — Случалось ли вам не соглашаться с решением вышестоящей организации? Можно ли как-то оспорить этот список, количество деревьев, которые предстоит вырубить?

— Нет, нам приходят уже готовые документы, согласованные со всеми инстанциями — не только с Департаментом, но и со всеми землепользователями; это уже утвержденные документы, по которым мы работаем. Мы — исполнители, это не в нашей компетенции. Какие-то изменения вносятся непосредственно при рассмотрении документов, но рассматриваются они в отделе экспертизы, не нами.

 — В чем же тогда заключается экологический контроль?

— Контроль состоит именно в том, чтобы следить за правильностью вырубки. Есть порубочный билет, в нем записано какое-то количество деревьев, которое подлежит вырубке или сохранению. Соответственно, есть дендроплан, на который нанесены эти деревья, есть перечетная ведомость — это описание деревьев, которые нанесены в дендроплане. Мы с этими документами проверяем правильность вырубки. То есть, если согласовали вырубить пять деревьев, мы выходим на место и смотрим — те конкретные пять деревьев вырубили или какие-то другие.

 — Если вернуться к вырубке сухостойных деревьев: важный момент — это контроль работы подрядчиков. Сейчас нужно вырубить огромное количество деревьев. Когда будут происходить эти вырубки? В какой сезон? Когда вы придете смотреть на результаты работы подрядчиков, на то, как они производят эту вырубку?

— Много вопросов; я скажу о том, что находится именно в нашей компетенции. Аукционами и выбором подрядчика занимается непосредственно балансодержатель и другие компетентные структуры; у нас есть ГКУ «Дирекция заказчика жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства ЗелАО", они к нам обращаются с заявкой, опять же через Департамент на Новом Арбате, для обследования сухостойных деревьев и выдачи предписания на их удаление. Мы по этой заявке обследуем и выдаем им предписание, а они уже нанимают подрядчиков по аукционам, или еще как-то, и выполняют эти работы. Далее нам сдают для проверки предписание, и мы его проверяем. То есть, мы не контролируем, какого конкретно подрядчика наняла дирекция.

 — Что дальше происходит, когда они сделали свою работу?

— Нас дирекция уведомляет о том, что предписание выполнено, мы выходим и по документам, по той же перечетной ведомости и схемам, проверяем правильность проведения работ. В этом, опять же, заключается контроль. На предписание выдается определенный срок. К определенному сроку они должны эти работы провести. После этого срока мы выходим на место для контроля.

 — Как вы оцениваете работу подрядных организаций, которые занимались вырубкой сухостойных деревьев в прошлом году?

— У нас по предписаниям все выполнено, потому что на предписание выдается достаточно небольшой срок. Если по порубочному билету выполняются работы — срок действия больше чем у предписания, если это санитарный билет — один год. А сухостой требует незамедлительного выполнения — дерево может упасть, если оно уже сухое, неживое и не представляет декоративной ценности для города. Поэтому на предписание — максимум месяц, даже меньше. Иногда рубится быстрее. Они могут за неделю вырубить и сказать, что пораньше сделали работы, проверьте выполнение предписания. Там есть строчка «по закрытию» — мы ставим дату закрытия предписания, и оно считается выполненным. Рабочий алгоритм такой.

 — Понятно, но я имела в виду вашу личную оценку качества работ. Есть же ещё посадка взамен срубленных деревьев.

— Посадка, конечно же, есть. При проведении строительных работ идет вырубка, соответственно, она компенсируется. Во-первых, платится компенсационная стоимость непосредственно за вырубаемые деревья. Еще есть стоимость компенсационного озеленения: оно может быть выражено в натуральном виде или в денежном. Если в натуральном, соответственно, производятся посадки, разрабатывается проект озеленения, высаживаются деревья, кустарники, цветники — это благоустройство по завершению объекта. Если для жителей эта информация интересна — на каждом объекте есть информационный щит.

 — Это всё мы видим, там пишут, какое количество должно быть вырублено, какое посажено. Вы, как отдел экологического контроля, когда строительство закончилось, выходите на объекты и смотрите, что сделано?

— Естественно. По окончании работ на тех объектах, где производилась вырубка или пересадка, строительные организации должны закрыть свои порубочные билеты, либо разрешения на пересадку, потому что срок действия порубочного билета — два года, разрешения на пересадку — один год. Мы проверяем все условия выполнения порубочного билета. Там записано — «и благоустройство». То есть в порубочном билете написано не только то, что они должны вырубить столько-то деревьев, столько-то кустарников, но, в том числе, и сколько они должны посадить деревьев, кустарников, сколько они должны сделать цветников и газонов. На это у них есть согласованный проект, и по этому проекту, который был ранее согласован, мы проверяем правильность проведения работ.

 — Были какие-то нарушения или все нормально?

— По благоустройству каких-то вопросов не было, в основном, сажается все в соответствии с проектом.

 — А сажается правильно? Была история в пятом микрорайоне, когда фирма «Гера» летом посадила кусты, и они засохли.

— Насколько я помню, там была не посадка, а пересадка. Было очень жаркое лето, у них было разрешение на пересадку, они пересадили в жару. Конечно, часть деревьев отпала. Они восстановили посадки — у них отпали не все посадки, какой-то процент. На самом деле, в связи с аномально жаркими погодными условиями отпадало очень много деревьев.

Может, вследствие этого и возросло количество сухостойных деревьев.

 — Может быть, но это как с ремонтом подъездов — красят плохо, и все это видят. Так же иногда и деревья сажают. Как это можно делать летом, втыкать в сухую землю?

— Пересадка запрещена в июле, в самую жару не пересаживают.

 — Контролируете ли вы этот процесс?

— Вы знаете, это не в интересах строителей, потому что, во-первых, если процент отпада превысит допустимый норматив, то они заплатят за это штраф, а, во-вторых, они все равно будут компенсировать, досаживать эти выпавшие зеленые насаждения.

 — Те четыре тысячи деревьев, которые предстоит вырубить, — сухостойные?

— Да, это только сухостой, потому что на усыхающие, аварийные деревья выдается только порубочный билет.

 — А если дерево больное?

— Если оно зеленое, то на него выдается порубочный билет. Если оно сухое — то предписание.

 — Если исключить из этой массы ели и ясени, пораженные короедом, какие ещё деревья у нас сухие?

— Породы совершенно разные. По городу в основном это лиственные деревья, ясень, который усыхал уже несколько лет. После такой жары некоторые деревья отошли, некоторые стали усыхать. Чтобы им дать шанс, не вырубать усыхающие, некоторые деревья мы не сразу стали вырубать. Вместе с ГУ «ИС» мы проводили комиссионные обследования, и если у какого-то дерева еще пробивалась листва, было видно, что оно восстанавливается, то такие деревья не удалялись. Многие деревья в конце концов ожили. Некоторые, конечно же, не пережили аномальную жару, нашествие вредителя, и погибли с течением времени.

 — Можно ли организовать полив деревьев летом?

— Все вопросы подкормки, полива, ухода — это вопросы балансодержателей территории.

 — То есть коммунальных служб?

— Да, в данном случае — это Дирекция ЖКХиБ. Они нанимают подрядные организации, заключают с ними госконтракты на выполнение работ по вырубке, поливу, покосу.

 — Но вы можете со своей стороны как-то форсировать этот процесс, сказать «У нас столько засыхающих деревьев, почему же вы их не поливаете?»

— Вы знаете, у нас контроль, у них своя работа, мы не можем вмешиваться в их работу и что-то им указывать.

 — Я имею в виду, поднять этот вопрос в принципе.

— У них предусмотрены и покосы, и поливы, и подкормки. Если они что-то не выполняют, например, не косят газон, — у нас предусмотрены штрафные санкции. Например, в третьем микрорайоне высота травостоя составила более 40 см — это явный непокос.

 — О газонах мне хотелось бы поговорить подробнее, но прежде все-таки ещё раз о компенсационном озеленении. Этот вопрос решается не в Зеленограде. Это означает, что, например, после реконструкции Солнечной аллеи, которая должна закончиться в следующем году, будет проводиться компенсационное озеленение, но в Зеленограде, на окружном уровне, не могут сказать, где оно будет проводиться.

— Мы можем взять проектные материалы и посмотреть места посадок, тем более, мы будем их принимать. Когда работы завершатся, к нам обратится строитель или заказчик для приемки озеленения, для закрытия билетов, и мы оценим правильность проведения работ. Им же нужно сдать объект, поэтому им нужно предъявить свои работы.

 — То есть, когда вы будете принимать у них работу, посадка уже состоится?

— Да, посадка состоится, и мы будем смотреть, в соответствии с проектом или нет. Если не в соответствии — это штрафные санкции, поэтому им невыгодно сажать не в соответствии с проектом.

 — А в проекте уже указано, в каких местах будет проводиться компенсационное озеленение?

— Конечно, до производства работ проект согласовывается, там указаны все места посадок, количество деревьев и их породный состав.

 — Давайте уточним этот момент, потому что, когда публиковалась какая-то информация о проекте реконструкции Солнечной аллеи, просто говорилось о том, что компенсационное озеленение будет. А где именно и в каком виде — нет. Например, после реконструкции Панфиловского проспекта часть компенсационного озеленения была именно деньгами.

— Там очень много посадок именно вдоль проспекта, с одной и другой его стороны, кустарники и деревья.

 — Но часть компенсационного озеленения пошла в денежном эквиваленте, и эти средства были направлены в другое место.

— По поводу Панфиловского — там было много корректировок, и у некоторых корректировок и дополнений была компенсация в денежном виде, но все равно основная масса была в натуральном.

 — На Солнечной аллее будет так же?

— На Солнечной аллее непосредственно будут посадки, их места и количество мы уточним по проектным материалам.

 — Теперь хотелось бы поговорить о состоянии газонов. Мы ходим по городу и видим, что они по-разному выглядят в разных местах. Есть вполне прилично выглядящие — за ними явно ухаживают, поливают, подкармливают, а есть желтые со следами колес или рытвин. Почему так происходит? От чего зависит состояние того или иного газона?

— Если на газоне обнаружены какие-то рытвины или следы колес — это явно заезд автотранспортных средств. У нас недавно проводилась операция «Машина на газоне»: штрафовались все автовладельцы, которые каким-то образом заехали или оставили свое транспортное средство на газоне.

 — Да, мы знаем об этих акциях.

— Это не то чтобы акция — это периодически проводится.

 — Мы видим, что машины на газонах годами стоят, даже независимо от того, что подняли штрафы.

— Ну, мы штрафуем, некоторых по нескольку раз. Кто-то соблюдает закон, кто-то нет.

 — Когда проходит благоустройство во дворах, бывает, что машина привозит песок на детскую площадку, а потом проезжает по газонам, оставляя траншею.

— О таких случаях, конечно же, надо сообщать в наш отдел для принятия мер. Потому что, допустим, бывает в зоне строительных работ заезд на газон, когда после окончания работ все благоустраивают. Если же это разовое — грузовик привез песок и проехал по газону, хотя он не имел на это оснований, — мы проверим документацию, потому что каждое такое действие согласовывается, и есть на это документы. Если же это не предусмотрено зоной производства работ — это, опять-таки, штраф. Если эта машина зарегистрирована на юридическое лицо, то штраф очень значительный.

 — Какие еще причины могут быть в случае с неухоженным газоном? Один заросший травой, другой выкошенный, третий с мусором.

— В каждом районе свои подрядные организации: кто-то так ухаживает, кто-то по другому. Но, в основном, если есть какие-то нарушения, как, например, непокос газона — это штраф, и штраф значительный. Поэтому после штрафа в третьем микрорайоне сразу же покосили, хотя до этого трава росла. Уход за газонами — непосредственно на подрядных организациях, которых привлекает для этих работ «Дирекция заказчика ЖКХиБ».

 — Вы как-то контролируете состояние газонов, если нет конкретной жалобы?

— Например, непокос — это уже мы обследовали территорию и обнаружили, это было не по жалобе. Недавно был наложен штраф на ООО «ДЭЗ Савелки-1» — это подрядная организация по третьему микрорайону. Мы обследуем территорию. Например, ходим и смотрим сухостойные деревья.

 — Как часто это происходит?

— Практически ежедневно. Мы выходим на обследование и параллельно можем увидеть какое-то нарушение. При каждом нарушении заводится административное дело. Если там действительно есть вина, это заканчивается штрафными санкциями и предписанием об устранении этих нарушений.

 — Мы знаем, что на управы возложена обязанность, в том числе, обходить территорию района на предмет паркующихся на газонах автомобилей. Вы принимаете участие в этих обходах?

— Да, есть комиссионные обходы, но я знаю, что обходят управы с участковыми, потому что у них есть возможность сразу «пробить» номер машины нарушителя, вызвать его к машине и составить протокол. Если человека нет рядом с машиной, то сложно установить виновное лицо. Поэтому производятся комиссионные обследования. Мы тоже участвовали в обходах, но, в принципе, там достаточно представителя управы и участкового.

 — Но вам сообщают о таких фактах?

— Даже если нам сообщат, мы не сможем установить владельца. Мы точно так же, если увидим нарушение, обращаемся в правоохранительные органы. Если человек непосредственно в машине или около нее, тогда все проще, можно по документам установить его личность. Если человека нет — то это запрос в правоохранительные органы.

 — Я понимаю, что чаще всего в припаркованном на газоне автомобиле нет водителя. И если даже есть — вы не можете составить протокол?

— Мы можем составить протокол, инспекторы по охране природы имеют такие полномочия, по статье 4.41 КоАП города Москвы. Так же, как и органы полиции и ГИБДД.

 — Такие случаи бывали? Как правило, если машина припаркована на газоне, там никого нет.

— Да, обычно машина стоит без владельца, но, опять же, все номера «пробиваются» через базы полиции, и виновное лицо приглашается для составления протокола. Либо участковый имеет право подняться в квартиру, даже в квартире его составить.

 — Если взять несколько месяцев — например, три месяца этого года — сколько примерно было таких эпизодов?

— У нас было около пятнадцати дел, плюс еще в производстве находится несколько дел на юрлица. А вообще информацию можно уточнить в ГИБДД и управе, потому что такие дела из полиции передаются в административную комиссию управы для рассмотрения. Как раз по результатам той операции «Машина на газоне» дела находятся в производстве, расследование открыто — оно длится в течение месяца. Устанавливается виновное лицо и привлекается к административной ответственности.

 — Пример запущенного газона — возле префектуры, как ни странно. Какой-то весь желтый.

— Конкретно — это где, в парке?

 — Я вам покажу. Там видны еще не убранные, видимо, после зимы следы гравия или мелкой крошки. Опять-таки, уборка газонов.

— Это подрядная организация. Мусор также контролирует Административно-техническая инспекция (АТИ); конечно же, штрафует, если там какие-то навалы. Контроль состояния газонов тоже мы проводим, но опять же — Дирекция нанимает подрядную организацию, они тоже их контролируют на предмет выполнения госконтракта. Потому что туда входит перечень работ: уборка, покос, подкормки, и они их тоже контролируют, выполняются эти работы, или нет. Можем выйти обследовать этот участок газона, потому что жалоб не поступало. Надо будет проверить.

 — Ещё вопрос по Яблоневой аллее. При реконструкции магазина «Анюта», где сейчас открылся супермаркет «Атак», было вырублено определенное количество деревьев. Мы спрашивали у ваших сотрудников, что будет посажено взамен.

Говорилось о том, что, возможно, это будут яблони, что, в общем, логично делать на Яблоневой аллее.

— Конечно же, надо продолжать традицию и высаживать аллеи именно одной породы.

 — Они были высажены?

— Вы знаете, надо смотреть проектную документацию. Я вам сейчас не могу сказать, что у них было запроектировано. Но я как обычная жительница ходила в этот магазин и видела там газонные решетки, достаточно хороший газон там сделан. По поводу приемки озеленения, посадок — это надо уточнять количество, с ходу я вам не скажу.

 — Вообще, на мой взгляд, яблони там засыхают.

— Там уже очень старые деревья, они по возрасту сходят на нет. Жалко, конечно, но они будут заменяться, я надеюсь, яблонями.

У нас планируется еще несколько аллей, и мы даже выдвигали свои предложения по названиям новых аллей, чтобы они не дублировали московские названия. Мы предложили калину, Калиновую аллею. Это в новых районах, где сейчас просто номера проездов. К нам приходили проектировщики, спрашивали, и мы вносили свои предложения. Надеюсь, будет у нас Калиновая аллея, потому что в Москве такой нет, и это название не дублируется. Все остальные как-то пересекаются с Москвой, и люди могут запутаться, это не очень хорошо. Люди могут ошибиться — набрать какой-то адрес и по навигатору приехать вместо Березовой аллеи в Москве на Березовую аллею в Зеленоград. Поэтому сейчас названия даются с новыми породами деревьев.

У нас все-таки много аллей с тематическими названиями. Хочется эту традицию поддержать, и, я думаю, на Яблоневой аллее будут высаживаться молодые яблони вместо старых.

 — Если говорить об обращениях и жалобах жителей, которые приходят непосредственно к вам или через префектуру, — с чем они в основном связаны?

— В Департаменте природопользования есть круглосуточная горячая линия, куда идут обращения. И непосредственно в наш отдел жители звонят, из префектуры тоже приходят обращения. Абсолютно разные темы. Конечно, очень много по сухостойным деревьям, поскольку много вырубки. Было много обращений по вырубке именно короедных елей, потому что люди видят, что вырубается большое количество деревьев, остаются целые поляны; люди боятся, что там что-то будут застраивать, и «под видом короеда» что-то вырубается. В основном, такие опасения, и именно на эту тему было много жалоб. Мы объясняем, что после вырубки там будут посадки, никакого строительства на лесных территориях не будет. Уже посажены лиственницы, потому что они не подвержены короеду, в отличие от елей.

 — Что еще, кроме вырубки, беспокоит жителей?

— Разные вещи. Иногда даже звонят и жалуются на что-то, что не находится в компетенции нашего отдела.

 — Экология — это ещё и почва, шум, воздух.

— Жаловались еще на состояние воды, спрашивали, можно ли купаться. Такой общий вопрос; наверное, Роспотребнадзора. Проводятся лабораторные исследования, определяется, пригодны ли водоемы для купания, или нет. Были обращения по поводу того, можно ли запустить рыбу в водоем. Мы брали пробы и устанавливали, пригодна ли она для рыбы. В общем-то, разные жалобы, есть даже необычные.

 — Как вы в целом, как специалист, оцениваете экологическое состояние Зеленограда?

— В Зеленограде экологическая ситуация в норме, потому что не так много вредного производства, много зеленых насаждений.

 — По сравнению с чем?

— Есть же, например, район Капотня в Москве. По сравнению с Москвой, с близлежащими районами, у нас очень много зелени, это наше благополучие.

 — Но сколько мы потеряем — еще четыре тысячи деревьев.

— У нас много восстановительных посадок. На месте всех вырубленных деревьев будет посажено, наверное, еще больше молодых деревьев.

 — Это очень важный вопрос. Есть ли сейчас точная цифра, сколько будет посажено взамен вырубленных?

— В лесном квартале, где производилась вырубка пораженных короедом деревьев, уже посажено две тысячи лиственниц. И посадка будет продолжаться в осенний период, сейчас уже жарко. Все эти места будут заполнены новыми деревьями.

 — А по городу?

— По городу сложно назвать количество деревьев, но тоже производятся компенсационные посадки, в зависимости от заложенного финансирования у Дирекции заказчика ЖКХиБ. Если у них есть финансирование, они обязательно проводят посадки. Также после проведения строительных работ идет компенсация в натуральном виде. Посадка деревьев производится не только в зоне строительных работ, но и на территории управы, в другом месте, где это возможно. Не всегда можно посадить дерево там, где оно росло. Оно могло расти в охранной зоне, в пятиметровой зоне светового режима, — там, где уже нельзя деревья сажать. В пятиметровой зоне здания деревья сажать нельзя, так как они будут затенять, во-первых, а, во-вторых, разрушать корнями отмостки здания.

 — Вопрос о скорости реакции на обращение жителей. Недавний пример: жительница корпуса 349 сообщила, что неделю назад обратилась на сайт префектуры с просьбой спилить аварийное дерево — оно выворотилось с корнями возле подъезда, наклонилось, практически упало на другое; жители ждали, что оно вот-вот упадет. Прошла неделя — и оно упало. Слава богу, никого не задело, были только повреждения электропроводов. Почему так происходит?

— Куда это обращение пошло? Нам обращение идет непосредственно от Дирекции заказчика. Они, собирая обращения жителей, обращаются к нам. На аварийные деревья оформляется порубочный билет на Новом Арбате.

 — Это можно сделать быстро?

— Да, когда Дирекция обращается к нам, мы проводим обследование, затем составляем комиссионный акт о том, что дерево аварийное, например, или что у него какой-то наклон, или корни сгнили, и с этим актом порубочный билет оформляется гораздо быстрее, в течение трех дней.

 — Этот процесс можно обойти, если речь идет о дереве, которое вот-вот упадет? Все равно нужно провести обследование, получить разрешение?

— Смотрите — падают и прямостоящие зеленые деревья. Стоит дерево, оно ни по каким признакам не подлежит вырубке, и от сильного порыва ветра падает. Если дерево упало, то составляется акт балансодержателя с подрядной организацией. И ранее, в соответствии с Правилами создания, охраны и содержания зеленых насаждений, этот акт визировался экологической милицией. Но после ее расформирования, его визирует участковый, либо его приносят к нам, мы тоже визируем. И дерево просто распиливают по акту — не надо оформлять дополнительные документы, если оно упало. Если же дерево с наклоном, то, конечно же, нужен порубочный билет на аварийное дерево, иначе вырубать его никак нельзя.

 — Тут такая цепочка: все еще зависит от скорости работы конкретных людей. Человек обратился в префектуру, из префектуры его обращение «спустили» в управу, оттуда — в Дирекцию заказчика, Дирекция уже должна была вас поставить в известность?

— По сути, да. Они к нам обращаются — я не могу сказать, как они к нам обращаются, с сайта префектуры или еще как-то. Но я не помню, чтобы обращение по корпусу 349 поступало. Надо уточнить, возможно, они обращались на Арбат за порубочным билетом, не могу вам сказать.

 — Можно ли в такой ситуации обратиться прямо к вам? Вот они видят сухое дерево, куда им обращаться?

-Если дерево сухое, то нужно обратиться в Дирекцию. Жители также могут обратиться и в наш отдел, когда будет комиссионный обход, мы эти деревья включим в перечень, который нам подает Дирекция. Если это аварийное дерево, то мы его, конечно же, обследуем, составим акт, но оформление порубочного билета будет за Дирекцией. Они должны подать документы на Новый Арбат, 11.

 — Но для вас эта информация будет нелишней?

— Абсолютно нелишней, любой житель может направить нам информацию о нарушениях. Наш телефон (499) 734-7641, 734-5072. Также есть телефон горячей линии Департамента: (495) 644-2077. Она работает круглосуточно, можно туда позвонить.

 — Еще один вопрос о посадке деревьев. Многие хотели бы у себя во дворе, на придомовой территории посадить деревья, кустарники. Нужно ли разрешение на это и где его взять?

— Да, обязательно нужно разрешение, потому что подчас жители сажают деревья в пятиметровой зоне, и когда дерево вырастает, начинает самому жителю затенять свет, и он просит его спилить. Также люди могут посадить деревья на коммуникациях. Вроде бы свободное место, а на самом деле там коммуникации, на которых ни в коем случае нельзя сажать ни деревья, ни кустарники. Потому что коммуникации, бывает, очень близко залегают от поверхности земли, а корни у деревьев проникают достаточно глубоко, и могут просто их разрушить, вызвать аварийные ситуации. Также жители часто сажают деревья очень близко друг от друга, через метр, хотя допустимый норматив — пять метров и от существующих посадок, и между новыми. Когда они вырастают, получаются просто заросли — это даже не очень декоративно. Соответственно, они должны обратиться в управу или Дирекцию, чтобы они согласовали эти работы. На самом деле, жители могут обратиться даже в Дирекцию, чтобы они произвели посадки, если есть такая возможность.

Юлия Кравченко

Станьте нашим подписчиком, чтобы мы могли делать больше интересных материалов по этой теме



E-mail
Реклама
Реклама
Обсуждение
Алексей Беговой
23 июля 2012
Осталось больше вопросов, чем ответов.
Олег Правдин
5 октября 2012
Очень многие жители нашего города недовольны этими вырубками. В это воскресенье в 5-м мкр. собираются жители Зеленограда для выяснения причин вырубки. Будет создана инициативная группа. Собрание будет проходить в 19.00 в МЖК, возле фонтана на территории МЖК. Приходить можно и нужно, всем, кому небезразлично!!!
Более точную информацию можно узнать по тел. 8(499)734-10-89. Анна Максимовна.
К выяснению обстоятельств вырубки, подключены юристы и адвокаты г. Москвы.
Бесаме Мучо
6 октября 2012
Что она всё про сухостой? Зачем пилят нормальные цветущие и плодоносящие кусты? Я уж не спрашиваю зачем у меня под окном спилили вишни и сливу, которые не мешали никому и отнюдь не были сухостоем. Этот Дэз где был, когда мы на своём горбу принесли эти саженцы и сами посадили?
ааа... Глаз
6 октября 2012
Этот Дэз где был, когда мы на своём горбу принесли эти саженцы и сами посадили?
он раньше ЖЭК назывался и находился в 521 кор.
были там : диспетчер, сантехник с бодуна, и деж. электрик и всё росло хорошо.
Фрези Грант
8 октября 2012
А у нас в 15, вдоль улицы Андреевка, так ни одного сухого дерева и не срубили. Сейчас листья все опали и вообще не определить, где сухие, а где здоровые деревья.
Бесаме Мучо
8 октября 2012
всё росло хорошо.
И деревья были выше и трава зеленее.
Добавить комментарий
+ Прикрепить файлФайл не выбран