МГПУ: учиться на учителя в эпоху реформ в образовании 19.06.2012 ZELENOGRAD.RU
Абитуриентская кампания этого года уже идёт полным ходом, и сегодня у нас в студии один из руководителей зеленоградских вузов, которые принимают студентов на бюджетные места — Илья Владимирович Егоров, декан зеленоградского Педагогического факультета Московского городского педагогического университета.

Послушать (39:23)загрузить файл со звуком (27697 кб)

«Наша магистратура по предшкольному и психолого-педагогическому образованию — для бакалавров любых вузов, не только педагогических»

— Илья Владимирович, мы с вами встречались на интервью два года назад — тогда вы рассказывали о том, что у вас упразднили юридический набор, и описывали, какие специальности остались. В основном, это были учителя начальной школы и психолого-педагогическое направление. Что нового произошло за эти два года, что нового будет в наборе нынешним летом — на кого к вам можно идти учиться?

— Сегодня на нашем факультете обучается около 500 студентов: те, кто заканчивают обучение по специалитету, и первые курсы бакалавриата и магистратуры, которые были набраны в прошлом году — с прошлого года вся Российская Федерация перешла на так называемую двухуровневую систему высшего образования. В структуре набора в этом году ситуация следующая: на бакалавриат мы набираем две группы абитуриентов направления «Педагогическое образование» по 20 бюджетных мест — это группа «Начальные классы» и группа «Начальные классы с дополнительной специальностью „Иностранный язык“» (очная форма обучения). Также будет еще одна группа очной формы обучения психолого-педагогического направления под названием «Психология образования». На бакалавриат вечерней формы обучения мы набираем тоже 20 бюджетных мест, это группа «Психология и педагогика дошкольного образования» — это будущие специалисты, ориентированные в первую очередь на работу в детских садах: воспитатели, организаторы-методисты (если они смогут удержаться некоторое время, потому что сразу, конечно, в детский сад работать методистом не берут, для этого надо иметь некоторый опыт).

Еще одно изменение состоит в наборе в магистратуру — в этом году, так же, как и в последние три года, мы набираем студентов в магистратуру, но в этом году у нас увеличилось количество магистерских программ. Одна из них это «Предшкольное образование», две другие — по направлению «Психолого-педагогическое образование», это программы «Психодиагностика в образовании» и «Психолого-педагогическое сопровождение социализации личности». На каждую программу набор очень маленький.

— Но там тоже есть бюджетные места?

— Да, по 5 бюджетных мест на каждую программу. Это связано с тем, что всё-таки магистерская подготовка — это, скажем так, более высокий пилотаж профессиональной подготовки в области педагогического и психолого-педагогического образования. Это уже будущие учителя и психологи высокой квалификации, имеющие научно-педагогические ориентиры и готовые к научной работе.

— Выпускники-магистры предназначены не совсем для школ?

— Они предназначены для школ и детских садов — для образовательных учреждений.

— А что такое предшкольное образование — имеются в виду специалисты для детских садов или что-то другое? Это ведь не дошкольное образование, не одно и то же?

— Нет, это программа, которая как раз связана с переходным возрастом ребенка между дошкольным учреждением и начальной школой. Идея заключается в том, чтобы простроить такие связи, преемственность между дошкольным образованием и начальной школой, при которых ребенок приходил бы в школу более-менее уверенно. Сейчас большинство родителей почему-то думают, что дети должны приходить в школу уже умея читать, писать, считать, разговаривать по-английски и т.д.

— Мне кажется, не считая английского, про «читать-писать-считать» школы думают так же — этому они тоже радуются...

— Об этом и речь. Проблемы возникают в начальной школе, когда ребёнку становится просто нечего делать в 1-м, 2-м, 3-м классе — он уже настолько подготовлен родителями, учителями, воспитателями и гувернерами, что ему просто становится скучно. И как результат — ребенку неинтересно учиться в школе, а детство у него вообще убивается вот этой родительской подготовкой, когда они его таскают на всевозможные кружки и секции в дошкольном возрасте, готовя, как им кажется, к школе, к будущей учебной жизни. Таким образом, они, собственно, демотивируют ребенка, обучение в школе становится для него неинтересным. Магистерская программа по предшкольному образованию как раз призвана научить понимать, насколько важен этот переходный период, и научить индивидуально подходить к каждому ребенку, с тем, чтобы думать о том, насколько можно его готовить, насколько нельзя перегружать.

— Кем могут работать эти магистранты-выпускники по предшкольному образованию? Это будущие учителя или воспитатели?

— Сегодня у нас уже учится первый набор, который мы открыли в прошлом году. Это и учителя начальной школы, и воспитатели детских садов, которые уже имеют высшее образование, это и люди, которые пришли вообще не с педагогическим образованием.

— Бывает и такое — вы берете выпускников совершенно других, не педагогических, вузов на вашу магистратуру?

— Да. Особенность магистратуры (я думаю, так будет и в будущем) в том, что человек, получивший первую ступень высшего образования — бакалавриат — мог дальше идти не по тому направлению, по которому получал специальность в бакалавриате.

— Но всё равно приоритет при наборе в магистратуру имеют ваши бакалавры, педагоги?

— Понятно, что нам интересны наши выпускники, но, как показывает практика и наш опыт работы с магистрантами, люди, не имеющие педагогического образования, подчас даже более заинтересованы, мотивированы в получении тех знаний и компетенций, которые они получают в магистратуре.

— Видимо, они ощутили какое-то педагогическое призвание и пришли к вам?

— Да. Нынешние магистранты, не имеющие педагогического образования — это люди, которые либо работают дома со своими детьми-дошкольниками, либо те, которые работают в негосударственных образовательных центрах, желающие разобраться и понять, как это делать профессионально, какие педагогические технологии нужно использовать для того, чтобы обучать детей. Да и вообще постоянно поддерживать интерес к обучению на протяжении всей жизни, если говорить о так называемой Lifelong Learning — обучении через всю жизнь. Жизнь сейчас такова, что мы все обучаемся практически постоянно, изменяя какие-то направления, специализации, проходя переподготовку, повышая квалификацию — всё это мы делаем в разных формах, и неважно, где мы работаем — в образовании, на производстве и т.д. Способность учиться всю жизнь — это важное умение, которое нужно формировать у детей с самого начала.

Бакалавры-педагоги: рынок вакансий и профессиональный экзамен на горизонте

— Понятно, кем смогут работать выпускники магистратуры. А ваши бакалавры тоже могут сразу идти работать в школы или сады после четырех лет обучения, я правильно понимаю?

— Да, конечно. Бакалавриат — это первая ступень высшего образования. Пока что да, бакалавры могут работать в детских садах и школах. Сегодня нет такого разделения, что человека с дипломом магистра берут на работу, а с дипломом бакалавра — нет. Но думаю, что в скором будущем это будет именно так, потому что к 2014-2015 году, скорее всего, уже введут определенные ограничения в профессиональной деятельности — когда мы будем выпускать первых бакалавров, набранных сейчас и в прошлом году. Например, помимо выпускных госэкзаменов и защиты диплома будет введен так называемый профессиональный экзамен, то есть, человек, для того, чтобы работать в педагогическом и психологическом образовании, должен будет еще получить лицензию на профессиональную деятельность.

— Сейчас этого нет?

— Этого пока нет, но думаю, что в течение двух-трех лет это будет сделано, потому что мы уже сейчас ведем переговоры о том, чтобы в экспериментальном режиме создать так называемую педагогическую интернатуру.

— Что это такое?

— Если подыскать отдаленный аналог, то это приблизительно то же самое, что и интернатура у медиков. У медиков нет магистратуры, у них специалитет, а после него они идут либо в интернатуру, либо есть еще ординатура в разных специализациях. Что такое интернатура? Это, скажем так, отбор более профессионально ориентированных студентов для того, чтобы они могли работать в садах, в образовательных центрах, школах и т. д. И подготовка их уже непосредственно к педагогической деятельности.

— А остальные куда денутся, кто не поступит в магистратуру?

— Не знаю куда.

— Значит, недостаточно будет стать просто бакалавром? И уже сегодняшним поступающим надо готовиться к тому, что на четырёхгодичном обучении они не остановятся?

— Скорее всего, да. Тем, кто хочет связать свою деятельность с образованием или психологией, нужно готовиться к долгому профессиональному становлению, потому что так же, как и во всем мировом опыте, и в психологии, и в педагогике, это сложный путь — получение профессиональной лицензии и последующая педагогическая деятельность во всех сферах образования.

— Насколько я знаю, сейчас в Зеленограде рынок кадров в системе образования практически заполнен?

— Не совсем.

— Может быть, но в Москве он уже заполнен. А как ваши выпускники? В год вы выпускаете почти 100 человек, 80 или около того. Находят ли они места работы, и где? В бюджетной сфере или еще где-то?

— По нашим данным разные рынки образовательных услуг сейчас заполнены. Начальная и средняя школы — действительно, заняты уже почти все места, и по Зеленограду это тоже наблюдается. Что касается дошкольных учреждений, то там этого нет — педагогов дошкольного образования в Зеленограде, как и в Москве, пока не хватает. Но по мере того, как будет увеличиваться количество детей, и будут увеличиваться зарплаты у воспитателей...

— Да, это, наверное, связано еще и с тем, что зарплаты у воспитателей не дотягивают пока до уровня учителей?

— Конечно. По мере этих изменений в демографии и заработной плате, я думаю, что ситуация будет меняться и в дошкольных учреждениях. Буквально позавчера у нас были отчеты в ректорате по поводу трудоустройства наших выпускников по окончании вуза. Мы смотрим динамику за год, за два, за три — где они трудоустроились. По прошлому году 85-90% выпускников трудоустроены в сфере образования: это и школы, и детские сады, и центры дополнительного образования, и какие-то коммерческие образовательные структуры. Оставшиеся 10-15% — это люди, которые уходят в свободное плавание, получая какие-то другие специальности — кто-то работает индивидуальным предпринимателем, кто-то в сфере торговли, кто-то в банковском деле.

— В общем, уходят из учительства, из педагогики.

— Да. Но это, на мой взгляд, естественный отбор. Интереснее, конечно, было бы посмотреть динамику за пять лет. Она была бы показательной, потому что нынешние выпускники-педагоги в течение года-двух получают доплаты как молодые специалисты.

— Интересно было бы посмотреть, кто остаётся в педагогике, когда эти доплаты перестают действовать?

— Да, это интереснее. Хотя наши данные показывают, что в двух-трехлетних выпусках процент снижается, где-то 75-80% остаются в профессии, хотя это и достаточно высокий процент. Посмотрим, что будет происходить в этой ситуации. Думаю, что происходящие сейчас изменения на рынке труда в образовательной сфере — а их, в свою очередь, влекут глобальные изменения в системе образования Российской Федерации — внесут много корректив.

— А на какие коррективы вы рассчитываете? Требоваться будет больше или наоборот?

— Пока не могу сказать, не готов. Здесь многое будет зависеть от того, что будет происходить с бюджетными местами в педагогических вузах и вообще в государственных вузах. Если вы знаете, с этого года бюджетные места будут отдаваться и негосударственным, частным вузам.

— Значит, в государственных их может стать меньше? Но у вас количество бюджетных мест пока не уменьшилось?

— У нас — нет, набор как был, так и остался. Но в какие-то группы — да, сократился; например, три года назад сократилась группа «Начальные классы» — 25 бюджетных мест на вечернем отделении. Раньше было две группы, одна группа дошкольников, одна группа начальных классов, а потом набор вечерников сократили, посчитав, что достаточно двух групп на дневном отделении. Эта тенденция сокращения бюджетных мест, думаю, еще будет сохраняться, и тут, наверное, все будет связано с качеством подготовки. Если уровень профессиональной педагогической и психолого-педагогической подготовки наших выпускников будет высоким, то мы все равно будем конкурентоспособны на рынке, причем неважно, на образовательном или нет. Человек, получив диплом бакалавра, может пойти в любую сферу.

Поэтому, конечно, мы сейчас придерживаемся той стратегии, чтобы магистерские программы у нас в магистратуре в основном читали известные люди — это профессора, академики, доктора наук. А бакалавриат — это, скорее, общекультурная, общепрофессиональная подготовка, которая дает некий широкий взгляд на современную гуманитарную сферу знаний, возможность готовиться самому, самообразовываться и т.д., чтобы выпускники могли работать в разных сферах. Если захотят, они, конечно, пойдут в магистратуру, если не захотят — пойдут куда-то работать.

Развитие МГПУ и целевой приём зеленоградцев

— Вообще, как я понимаю, у МГПУ сейчас сильные позиции — недавно было принято решение о слиянии МГПУ с Московским гуманитарным педагогическим институтом, то есть, вуз укрупняется, и, наверное, чувствует себя неплохо.

— Конечно. Я думаю, что решение о соединении двух вузов, которое было принято Департаментом образования Москвы, как раз связано с этими глобальными изменениями, которые происходят у нас на рынке образования, в том числе и высшего.

— Маленькие вузы будут упраздняться?

— Да, с одной стороны, они будут как-то видоизменяться, с другой — слияние ресурсов (в данном случае двух вузов) нужно для того, чтобы усилия этих объединенных вузов направить на более качественную подготовку в области психолого-педагогического образования.

— Вы сказали о влиянии государства и государственной политики в области образования. Еще в начале этого года министр образования и науки Фурсенко успел заявить, что будут какие-то программы развития для педагогических вузов наравне с федеральными и национальными исследовательскими университетами. Это коснется МГПУ? Может быть, это будет какая-нибудь городская программа развития?

— Я думаю, что да. У нас, собственно, уже есть программа — она существовала и раньше, просто, возможно, сейчас она попала в сферу интересов правительства России. Это программа «Столичное образование», пишется она на срок около пяти лет; в ней прописываются важные стратегические и тактические задачи развития образования в Московском регионе. Объединенный университет как раз призван создать некое ядро, ресурсный центр в подготовке профессиональной деятельности и стандартов качества профессионального педагогического образования, как в Москве, так, возможно, и по всей России. Во всяком случае, ставятся такие вот «наполеоновские» цели, посмотрим, как нам удастся это реализовать.

— Я знаю, что в МИЭТе есть целевое обучение, целевой набор зеленоградцев под заказ именно зеленоградских предприятий. Казалось бы, в сфере образования это сделать еще проще — ведь там, в основном, бюджетные учреждения, а не коммерческие, с которых нужно собирать какие-то планы и обязательства будущего приема выпускников на работу. Не собираетесь ли вы ввести целевой набор зеленоградцев с какими-то особыми правилами?

— Дело в том, что у нас существовала такая форма взаимодействия с нашими образовательными учреждениями, но года два назад она была упразднена. Очень сложно было предусмотреть изменения штатных единиц в школах — особенно сейчас, в связи с реформами, вообще непонятно, каким образом потом распределять выпускников в школу, которая давала им направление.

— С детскими садами не лучше?

— Да, та же самая история, поэтому пока целевой приём упразднён. Посмотрим, может быть, мы к этому вернемся, потому что, на мой взгляд, это удачная практика, она существовала почти всё время, сколько существует наш вуз, наш факультет — не менее 15 лет.

— А по факту, сколько у вас учится зеленоградцев? Большинство или всё-таки меньше половины?

— Зеленоградцев у нас больше половины. Это хороший вопрос, мне надо посмотреть по данным, но навскидку я могу сказать, что из тех, кто учится у нас, около 350 человек точно из Зеленограда. Остальные в основном из ближайшего Подмосковья: Клин, Солнечногорск, ВНИИПП, Менделеево и т.д.

— Значит, де-факто это остаётся — к вам приходят зеленоградцы с тем, чтобы потом по возможности остаться в зеленоградских же в школах и детских садах, если там будут вакансии?

— Да. Это, конечно, с одной стороны, дело хорошее, а с другой, с точки зрения мотивации и интереса студентов это не очень хорошо, потому что понятно, что основной мотив поступления в вуз при этом для абитуриентов — что это вуз рядом с домом, а какую профессию получать — уже всё равно. Поэтому, конечно, если к нам приезжают дети из каких-то других регионов или из области...

— ... то понятно, для чего они приехали — для того, чтобы учиться, а не потому что около дома.

— Совершенно верно. Такое противоречие действительно есть, хотя я не хочу сказать, что все зеленоградцы приходят только из-за того, что вуз рядом с домом; конечно, это не так. Но, тем не менее, такая тенденция просматривается.

Новые ФГОСы в образовании: «Мы возвращаемся к „светлому“ прошлому — выравниванию детей под одну гребёнку...»

— В стране уже введены новые федеральные образовательные стандарты (ФГОС) для начальной школы, по ним уже два года работают некоторые школы, самые первые, пилотные. А вы ведь готовите именно учителей «началки» — эти ФГОСы уже пришли в ваше вузовское образование, вы готовите своих студентов к тому, чтобы они учили детей по новым стандартам?

— Эти ФГОСы сейчас обсуждаются, и, конечно, на наших занятиях будущие учителя начальных классов их прорабатывают и штудируют.

— Значит, ваши выпускники выходят готовыми учить детей уже по этим стандартам?

— Конечно. Мы обучаем студентов с таким приоритетом, чтобы они выходили в школы с запасом подготовки.

— В дошкольном образовании ведь тоже грядут какие-то стандарты? Когда они будут приняты?

— Сейчас как раз в московском правительстве и в столичном Департаменте образования обсуждается тема качества профессионального образования в сфере дошкольного образования, как-то так это звучит. И это будет введено, хотя и не знаю, насколько это правильно — все эти стандарты качества, по крайней мере, в дошкольном образовании — потому что они возвращают нас к тому, с чего мы начинали. Всё-таки выравнивать всех детей под один стандарт не совсем правильно, это касается и начальной школы, и высшего образования.

— А стандарты приводят именно к тому, что детей подравнивают?

— А как же, конечно.

— Но ведь какая-то оценочная система в образовании всегда есть?

— Но ведь проверяющие смотрят по неким нормативным формальным признакам. Если мы, учителя, знаем, что нас смотрят по формальным признакам, то мы начинаем детей под них подстраивать. Если один ребенок из этого выпадает... Таким образом, мы возвращаемся в «светлое» прошлое, к тем стандартам, которые у нас и раньше, собственно, были, выравнивая всех под одну гребёнку.

— А когда их не было? В 90-х? Тогда в этом смысле было лучше?

— Да, в 90-х не было. С точки зрения творчества — да, было лучше с точки зрения подготовки, такого «драйва», когда, действительно, заинтересованный педагог, которому интересно было работать, мог проявлять все свои творческие возможности и способности в подготовке программы, в подготовке детей. Хотя, конечно, в 90-е разрыв между очень хорошими и очень плохими школами и учителями был большим, средних школ в этом смысле осталось мало. Сейчас эти стандарты призваны сделать так, чтобы у нас был некий средний показатель. Хороших подравняют, подтянут плохеньких.

— Собственно, процесс уже начался — в Зеленограде несколько школ уже попали под объединение «слабых» с «сильными». Родители этим не всегда довольны, да и педагогические коллективы высказывают свои протесты. А с точки зрения педагогики это оправдано, когда маленькие школы присоединяют к большим, начальные соединяют со средними?

— С точки зрения педагогики это, скажем так, не очень хорошо. С точки зрения управления и менеджмента — хорошо, потому что изменения, которые происходят сегодня, связаны с экономической целесообразностью в сфере образования, и всё это делается ради экономического выживания школ, детских садов и т.д. С точки зрения подготовки, воспитания, образования, нравственности — это не очень хорошо.

— Маятник качнулся в другую сторону, понятно.

— Да, потому что всё усредняется. Не знаю, что получится, когда очень хорошие школы соединятся со средними, каких выпускников мы будем получать, а главное — каких людей, которые будут приходить в жизнь. Что будет — не могу сказать.

— А что все эти реформы в образовании означают для ваших выпускников? В школы сейчас приходить привлекательнее или, наоборот, страшнее? Может быть, усиление формализма, бумаготворчество — это всё учителей очень поджимает?

— С одной стороны, те выпускники, которые ориентированы на работу с детьми, всё равно приходят в школы, не боясь трудностей — им интересно работать, они стараются как-то творчески подходить к тому, что они делают. С другой стороны, все эти отчёты, бумаги, все изменения, которые происходят — все это заставляет их задумываться: а правильный ли выбор ли они сделали?

— А есть какая-то альтернатива? Вы лично для себя видите что-то? Хорошо, государство идёт в образовании не в ту сторону — может быть, сейчас лучше идти в частные центры, развивать их, чтобы их было больше, чтобы они привлекали к себе больше людей и давали другое образование?

— Я думаю, что как раз нужно поддерживать разные виды образовательных услуг, чтобы у нас были и частные, и государственные и разного рода альтернативные формы. За счет этого разнообразия мы сможем как-то удовлетворять индивидуальные потребности разных детей, уходя от уравниловки. В этом смысле все те бурные дискуссии, которые ведутся у нас в высшем, среднем, начальном и дошкольном образовании, показывают, что все-таки надо оставлять разные формы. Думаю, что государство прислушалось к этим идеям, и разные формы существования образовательных учреждений — это правильный подход.

— Может быть, и ваш факультет когда-то будет набирать группы вальдорфских педагогов или что-нибудь подобное? Вам бы хотелось?

— Пока у нас в ближайших планах открытие центра дополнительного образования, где могли бы обучаться дети.

— Открыть при вашем факультете в Зеленограде детский центр дополнительного образования?

— Совершенно верно. В 90-х годах у нас уже существовал такой центр, и достаточно успешно функционировал — мы обучали там детей с 4,5 до 6 лет, дошкольников. Потом, по мере ужесточения требований, сохранить его, к сожалению, не удалось. Сейчас у нас в приоритетных планах на ближайшее будущее стоит эта идея — снова открыть этот центр на базе нашего факультета, чтобы можно было заниматься с детьми. Это было бы и хорошей практикой для наших студентов, и хорошей возможностью проведения обучающих семинаров и мастер-классов для наших преподавателей. И, в то же время, это был бы некий консультационный центр для родителей, для взрослых, которые могли бы приходить и консультироваться по разным вопросам обучения, воспитания и т.д. Думаю, он будет полезен нашему округу.

Specially for: Абитуриентам

— Расскажите вкратце о текущем наборе: когда к вам приходить с документами, какое расписание приёма?

— Наша приёмная комиссия работает с 10 до 17 часов каждый день, кроме субботы — в субботу до 14 часов, а с середины июня время работы комиссии будет еще увеличено. Телефон приёмной комиссии: (499)734-00-77, находимся мы в 4-м микрорайоне, корпус 425А, за остановкой «Дом быта» — если пройти вглубь района, там будет трехэтажный корпус типовой школы, в котором располагается наш факультет. Приглашаем к себе всех абитуриентов, заинтересованных в получении первого гуманитарного образования, если речь идет о бакалавриате — я сознательно говорю «гуманитарное образование», а не просто «педагогическое», имея ввиду получение качественного гуманитарного образования. Тем более, конечно, приглашаем тех, кто точно знает, что пойдёт в педагогику и будет работать педагогом. Тех, кто уже имеет первое высшее образование бакалавра или специалиста — неважно какого профиля — если они чувствуют в себе призвание педагога или заинтересованы в получении психологического или педагогического высшего образования в магистратуре, мы тоже приглашаем попробовать свои силы и поступить в магистратуру, чтобы в будущем сделать карьеру в области психологии или педагогики. При поступлении в магистратуру нужно будет сдавать только вступительный экзамен по программе той магистратуры, на которую вы поступаете.

Выпускники школ последних двух лет, поступающие к нам на бакалавриат, сдают результаты ЕГЭ по русскому, математике, биологии — на психолого-педагогическое направление, или ЕГЭ по русскому, математике и обществознанию — на педагогическое образование. Те, кто окончил школу раньше, три-четыре года назад и более, по желанию могут сдать ЕГЭ в этом году либо традиционные вступительные экзамены в нашем вузе по трем дисциплинам: русский, математика и биология.

Елена Панасенко

Реклама
Реклама
Добавить комментарий
+ Прикрепить файлФайл не выбран