2
Ректор МИЭТ Юрий Чаплыгин: абитуриентская кампания 2011 года 16.02.2011 ZELENOGRAD.RU
В студии Zelenograd.ru — ректор Московского института электронной техники Юрий Александрович Чаплыгин, с которым мы обсудили много вопросов, в том числе планы вуза по набору абитуриентов и работу его как национального исследовательского университета (НИУ). Первая часть беседы — о грядущей абитуриентской кампании МИЭТа.

Послушать (30:25)загрузить файл со звуком (21389 кб)

Е.П. — Юрий Александрович, в этом году МИЭТ перейдет на новый стандарт образования — бакалавриат + магистратура. Что в связи с этим изменится в наборе? Изменится ли количество специальностей, направлений подготовки в МИЭТе?

Ю.Ч. — Во-первых, с прошлого года МИЭТ стал национальным исследовательским университетом. По опыту 2010 года, общаясь в приемной комиссии с родителями, мы увидели — уже появился слой очень грамотных людей, абитуриентов и их родителей, которые рассматривают для поступления только те вузы, которые получили статус национальных исследовательских университетов. Для сильных абитуриентов, я считаю, это факт очень положительный. Вузы, которые не участвовали в нацпроекте 2006-2008 годов [национальный проект «Образование» — Zelenograd.ru], и которые не получили статус федерального или национально-исследовательского университета, очень сильно сейчас отстали от вузов с таким статусом — в развитие этих вузы вкладываются значительные средства на развитие. Сейчас выделилась группа ведущих 38 вузов: 2 вуза с особым статусом, МГУ и СПбГУ, 7 федеральных университетов и 29 национально-исследовательских университетов. МИЭТ, к счастью, является одним из них. Напомню, он достаточно успешно участвовал в нацпроекте 2006-2007 годов и оказался в числе первых победителей. Сейчас мы являемся одним из 29 национальных исследовательских университетов.

Что меняется в этом году? В этом году не только МИЭТ, но и все вузы Российской Федерации согласно закону переходят на стандарты третьего поколения. Эти стандарты и программы обучения по ним вузы должны были вывесить на сайтах к 1 февраля текущего года. Основное новшество — это то, что теперь мы будем принимать только на программы бакалавриата. До 2010 года включительно мы принимали выпускников школ на программы как специалитета, так и бакалавриата. Вообще есть очень узкий перечень специальностей, где сейчас сохраняется специалитет, но в МИЭТе таких специальностей нет — так сложилось. Соответственно, выпускников бакалавриата мы будем принимать в магистратуру, что мы уже делаем достаточно давно.

Е.П. — МИЭТ сохранил при переходе на новые стандарты все свои специальности, которые были раньше?

Ю.Ч. — Да, они все сохранились, просто в бакалавриате некоторые из них интегрируются — направлений бакалавриата несколько меньше, чем было специальностей. Есть так называемые «переходники», которые переходят на направления бакалавриата, эквивалентные прежним специальностям.

Е.П. — Новые программы бакалавриата будут, наверное, меньше по объему подготовки?

Ю.Ч. — Бакалавриат — это обучение в течение четырех лет, специалитет длился пять лет. Конечно, нельзя за четыре года дать то, что давалось за пять. Разница будет, естественно, никуда от этого не уйти.

Е.П. — По-вашему, такой переход — это прогресс или всё-таки это не очень хорошо?

Ю.Ч. — Кроме бакалавриата есть магистратура. Вместе с ней обучение займет шесть лет — это не пять, и не четыре. Ясно, что желающих поступать в магистратуру после бакалавриата будет больше, поскольку пятого года у них не было, а пятый год — это исключительно изучение специальных дисциплин, хотя и четвертый тоже, но сейчас этот период уменьшится. Высококлассных специалистов, конечно, будет готовить магистратура, а бакалавриат даст лишь определенное образование, платформу для самообразования и для дальнейшего образования. Я думаю, что у людей просто будет выбор — учиться четыре года и идти работать, как некоторые делают, или учиться шесть лет и стать крепким специалистом в определенной, достаточно узкой, области. Наши слушатели, надеюсь, знают, что у нас есть магистерские программы с такими лидерами рынка электроники, как Synopsys, Cadence, Mentor Graphics. Есть другие программы, чуть меньше по объему. После такой магистерской программы выпускники не потеряются на рынке труда ни в России, ни по всему миру. Это не мои слова, это отзывы работодателей наших выпускников. Более того, на некоторых предприятиях им вынуждены платить высокую зарплату, чтобы их удержать.

Е.П. — Как вы оцениваете долю тех, кто пойдет в магистратуру после бакалавриата? Сейчас можно только прогнозировать это, или уже есть такой опыт?

Ю.Ч. — Опыт есть, но немного другой. Раньше выбор был такой: бакалавриат, магистратура или пять лет специалитета. Теперь выбор сужается. Это явно приведет к тому, что число желающих поступать в магистратуру возрастет.

Е.П. — Вы ожидаете, что в магистратуру МИЭТа пойдут больше или меньше половины бакалавров?

Ю.Ч. — Я ожидаю по МИЭТу не меньше 50%, хотя цифр таких еще нет. В общем государственном масштабе этот показатель будет, наверное, около 40%, может быть, даже ближе к 30%. Но в вузах, имеющих статус национального исследовательского университета, эта доля должна быть достаточно высокой, причем не только за счет своих выпускников, но и за счет выпускников других вузов, которые там закончат бакалавриат, а к нам придут учиться в магистратуре — это то, что во всем мире называется академической мобильностью. Это естественно, что магистратуру, аспирантуру и так далее люди должны проходить в более продвинутых образовательных и научных центрах.

Е.П. — Как изменится бюджетный прием в МИЭТ в этом году?

Ю.Ч. — В бакалавриате он не изменится, в магистратуре он немного увеличится.

Е.П. — А соотношение технических и гуманитарных специальностей?

Ю.Ч. — Все останется как есть. Количество гуманитарных специальностей мы увеличивать не будем, нам и не дадут этого сделать. Есть сведения, что прием на гуманитарные специальности будет в этом году значительно уменьшен, примерно в 1,5 раза, а на инженерные специальности он даже несколько возрастет. Поэтому я настоятельно советую абитуриентам и их родителям хорошо подумать в оставшееся время до 1 марта, когда они должны определиться с набором ЕГЭ, который будет сдавать выпускник в июне. Если выпускник ориентируется на бюджетное образование, то надо выбрать, куда поступать, и записаться на соответствующие ЕГЭ. Для поступления на инженерные специальности МИЭТа главный профильный предмет — это физика.

Е.П. — Сейчас еще неизвестно, насколько будет уменьшен приём на гуманитарные специальности МИЭТа?

Ю.Ч. — Нет. Официальных данных нет, и мне неизвестно, когда они появятся — это вопрос к Министерству.

Е.П. — Но выбор ЕГЭ ведь надо сделать до 1 марта?

Ю.Ч. — Да, именно так.

Е.П. — МИЭТ уже опубликовал сведения о своих вступительных экзаменах?

Ю.Ч. — Да, мы должны были это сделать до 1 февраля и сделали. В перечне экзаменов изменения минимальные, они касаются только факультеты Дизайн — там вместо трех творческих конкурсов будет два: не будет композиции, останется только рисунок и живопись. Наши специалисты пришли к выводу, что композицию труднее объективно оценивать, многое зависит от индивидуального взгляда человека. А на стадии вступительных экзаменов этого не должно быть, объективность должна быть максимальной.

Е.П. — Ходят слухи, что в будущем будет введена градация по баллам ЕГЭ при поступлении в вузы — некоторый порог баллов, не набрав которые, выпускник сможет поступать только в ССУЗы. Ваше отношение к этому?

Ю.Ч. — Общественность это обсуждает, и я бы обратил на это серьезное внимание. Выпускники нынешнего года на эту систему уже не попадут, а вот более молодые школьники могут попасть. Речь идет о том, что выпускники, набравшие сумму баллов до какого-то определенного порога, — мягко говоря, не очень высокого, — не будут вообще допускаться до обучения в любом высшем учебном заведении. Попавшие по баллам в следующий интервал будут допускаться только до обучения на платной основе, а все остальные смогут участвовать в конкурсе на бюджетные места в вузах. Более того, студенты с достаточно высоким баллом, — например, 200 и выше, — выбравшие учебу по одному из направлений, приоритетных для государства, смогут получать повышенную стипендию. Наши руководители сегодня говорят о приоритетах развития высоких технологий. С моей точки зрения, было бы просто здорово, если бы ребята с 200 баллами и выше, выбравшие специальности по высоким технологиям, получали более высокую стипендию.

А.Э. — Как вы вообще относитесь к недавнему предложению отменить или дифференцировать стипендии?

Ю.Ч. — Давайте разделим. Отменить — это, по-моему, для нашего государства вообще не актуально, этого делать просто нельзя. Стипендия в настоящее время очень далека от прожиточного минимума, и, коли она такая маленькая, то она не является стимулом к учебе. Дифференцировать стипендию — это хорошо забытое старое. Вы, может быть, не помните, или не знаете... раньше были так называемые оборонные специальности, и наша электроника считалась оборонной — тот же хай-тек, по сути. И в МИЭТе в советское время была повышенная стипендия — 55 рублей. На эти деньги можно было пропитаться месяц — скромно, но пропитаться. А если повышенная... Я на пятом-шестом курсе получал 75 рублей, это вполне нормальные деньги.

Е.П. — Инженер зарабатывал порядка 120-130 рублей...

Ю.Ч. — Да. Это были адекватные деньги, чтобы человек мог учиться, а не думать о пропитании. Ведь если студент идет работать — он бросает учиться. А если мы хотим, чтобы он учился... Да, пусть он совмещает работу с учебой на старших курсах, но на младших это нереально. И на старших не всякую работу можно совместить. Если сидеть в охране целыми днями — это одно. А если 4-5 часов в день вечером работать по специальности — это только на пользу. Кстати, у магистров три дня свободны.

А.Э. — То есть, дифференциация должна зависеть не только от успеваемости, но и от специальности?

Ю.Ч. — Я бы так сказал: если у государства есть четкий приоритет и есть твердое желание, чтобы этот приоритет работал, тогда государство и должно об этом подумать. Подавляющее большинство специальностей МИЭТа, если не все, в эти приоритеты вписываются. Я, как ректор, был бы крайне заинтересован, чтобы хорошо подготовленные абитуриенты шли на специальности в области высоких технологий, и им бы платили достаточно приличную стипендию, хотя бы половину от прожиточного минимума. Она в определенной степени решала бы вопрос пропитания студента и служила бы стимулом к учебе.

Е.П. — И стимулом поступать именно на эти специальности.

Ю.Ч. — Да, естественно. И еще один момент: у нас ввели ЕГЭ для того, чтобы человек из глубинки мог прислать бумаги и, не приезжая, не бегая никуда, поступить в вуз. Но мы уже сталкивались с такими людьми, которые присылают хорошие бумаги, они даже приезжают к нам в последние дни — но походят по магазинам, туда-сюда, и говорят: «Все, спасибо, мы заберем бумаги и поедем домой, потому что мы здесь просто не выживем». Причем, это же Зеленоград, еще не самое дорогое место в Москве!

А.Э. — Они едут даже не домой, едут в вуз другого города, не такого «дорогого».

Ю.Ч. — Конечно, они едут не домой, в деревню — они едут в свой областной центр и «приземляются» там. Здесь для них здесь дорого, а в пределах Садового кольца, понятно, еще дороже.

А.Э. — Даже с учетом того, что они могут получить общежитие?

Ю.Ч. — Да, естественно. У нас были конкретные люди в приемной комиссии вот с такими аргументами... Если бы студенты получали стипендию хотя бы в 4 тысячи, они могли бы еще тысячи 4 к этому добавлять, и это было бы эквивалентно той стипендии, о которой мы с вами говорили, на которую минимально можно пропитаться. 8-10 тысяч — меньше, наверное, уже нельзя.

Е.П. — Студенты склонны задавать вопрос ректору о повышении стипендии. Она может зависеть от института, от вуза, могут быть какие-то решения о собственных надбавках?

Ю.Ч. — Нет. Государственная стипендия нам дается строго в рамках сметы — это определенная сумма денег. Есть правило, что стипендию может получать человек, сдавший сессию без троек, как минимум, на одни четверки. Соответственно, в рамках этих денег и того количества людей, которые сдали без троек, мы рассчитываем и назначаем соответствующие стипендии. Сейчас они от 1300 до 2000 для отличников, таков уровень. Если вуз по каким-то причинам очень богат, например, у него есть хороший спонсор, он может дополнять эти стипендии из внебюджетных источников, ради бога. Пока таких источников или вузов мало.

Е.П. — Есть еще небольшой нюанс в правилах поступления — льгота, касающаяся олимпиадников. В этом году её можно будет применять, кажется, один раз, в одном месте?

Ю.Ч. — Ее можно применять там, куда вы сразу сдали подлинник. Льгота, я считаю, очень приличная: условно говоря, если вы сдали ЕГЭ по какому-то предмету на 50-60 баллов, но в то же время являетесь победителем или призером олимпиады, то вам по этому предмету дают 100 баллов. Грубо говоря, даже если у вас по двум другим предметам по 50 баллов, то всё вместе — это уже 200 баллов, и вы проходите на любой факультет. Но если вы хотите воспользоваться этой льготой в МИЭТе, то нужно подать нам подлинники своих документов.

Е.П. — То есть, она используется единственный раз при подаче подлинников в один вуз?

Ю.Ч. — Да, нельзя подать заявления в пять вузов — и везде тебе балл посчитают с льготой, а потом ты придешь и отдашь подлинник куда захочешь. Льгота считается только тогда, когда ты принес подлинник. Пока ты не принес — считаются просто баллы ЕГЭ.

А.Э. — Исходя из этого, каждый должен рассчитывать свою тактику при поступлении...

Е.П. — Других значительных изменений, влияющих на тактику поведения абитуриента, в этом году не ожидается?

Ю.Ч. — Пока нет, хотя те правила приема, которые нас обязывали повесить на сайтах до 1 февраля, написаны на основании федерального проекта. Если вдруг эти правила будут утверждены с изменениями, мы вынуждены будем внести в них изменения. Поэтому все абитуриенты должны следить за возможными изменениями на сайтах.

Е.П. — До 1 марта эти изменения станут известны?

Ю.Ч. — Как только утвердят документы ...

Е.П. — Значит, у абитуриентов и их родителей начинается жизнь на иголках. Давайте вернемся к сравнению вузов, о котором мы уже начали говорить. Есть такой вопрос: мы часто видим итоги разных рейтингов, и МИЭТ там оказывается в первой десятке — но, тем не менее, каждый раз ниже Бауманки, МФТИ и некоторых других технических вузов. Почему так происходит?

Ю.Ч. — Мне нравится ваш вопрос :) Почему МИЭТ ниже Бауманки или МФТИ? МИЭТ должен быть первым, да?

А.Э. — Ну, мы готовы быть ниже МГУ ... :)

Ю.Ч. — Я бы тоже очень хотел, чтобы МИЭТ был первым, но есть реалии. Бауманке 180 лет. Может быть, когда МИЭТу будет 180 лет, он станет первым. Это шутка, но все-таки. МФТИ создавался как вуз-лидер по определению, в который направлялись все лучшие силы: академические, силы «оборонки», как раньше говорили, теперь это высокие технологии, и так далее. Но одно то, что МИЭТ стабильно в десятке, в районе 7-8 места среди технических вузов — это существенно. Сейчас по контингенту студентов набора 2010 года мы тоже где-то на 4-5 месте среди технических вузов Москвы. Последний рейтинг всех российских вузов недавно опубликовали РИА Новости, он высчитан Высшей школой экономики — на сайте РИА Новости он есть. Там, к сожалению, нет нумерации, поэтому не знаю, сколько там всего вузов, очень длинный список. МИЭТ на 16 месте среди всех вузов Москвы, включая гуманитарные. Из технических вузов Физтех и Бауманка чуть выше МИЭТа, и еще, по понятным причинам, стал абсолютным лидером Московский институт нефтехимической и газовой промышленности им. И. М. Губкина. К сожалению, на первом месте у нас в стране не высокие технологии, а нефтегаз, поэтому он — третий. МИЭТ — на 4 месте среди московских технических вузов. Я считаю, что это очень неплохой показатель, тем более, что в МИЭТ поступают только зеленоградцы и жители окрестностей Зеленограда, а также иногородние. У всех других московских вузов с точки зрения выбора контингента гораздо более высокие возможности. Есть десятимиллионная Москва, из которой к нам никто не приезжает — если раньше приезжало человек 20-30, то теперь, может быть, человека 2-3 рискуют связываться с транспортом.

Е.П. — Кстати, вы сказали о приеме зеленоградцев. В этом году МИЭТ будет проводить целевой прием зеленоградцев? Будет ли он расширен?

Ю.Ч. — Приём будет, число мест останется примерно на уровне прошлого года.

Е.П. — Как вам результаты этого года по набору зеленоградцев, по качеству абитуриентов? Ведь у них был свой внутренний конкурс, и вступительные баллы были немного ниже среднего уровня по МИЭТу?

Ю.Ч. — При поступлении среди зеленоградцев было 2-3 человека, которые «выпадали» по баллам, а остальные примерно были на уровне среднего приема. И по результатам только что прошедшей сессии явного выброса зеленоградцев по качеству знаний мы пока не увидели. Мы еще будем обсуждать это, но, конечно, хотелось бы застраховаться, чтобы это не было путем поступления для откровенно слабых людей. В этом мы не заинтересованы.

Е.П. — Сейчас говорят еще об объединении вузов — сильнейших вузов с теми, кто послабее. Есть ли у МИЭТа такие перспективы?

Ю.Ч. — Этот процесс в стране уже начался, и он будет идти. В свое время был другой процесс — вузы создавались, филиалы отделялись и становились вузами, я уж не говорю о возникновении множества негосударственных вузов. Теперь, если говорить о государственных вузах, идет процесс наведения порядка. Можно назвать его оптимизаций, как угодно. Сегодня есть еще и дефицит детей — количество выпускников упало более чем в два В Зеленограде не так давно, примерно в 2003 году, было три с небольшим тысячи выпускников школ, а этом году их примерно 1450. Ясно, что маленькие вузы в этих условиях не очень перспективны. Кроме того, есть вузы, в которых чрезвычайно низкий средний балл поступающих — наверное, государство тоже не очень заинтересовано в поддержке таких вузов за счет бюджета. И, наконец, мы говорили в начале о том, что есть группа ведущих вузов, которая достаточно успешно развивается. Наверное, целесообразно, чтобы небольшие вузы присоединялись к вузам из этой ведущей группы и соответственно получали доступ к тем средствам, которыми обладают эти вузы — к их материальной, кадровой базе.

Е.П. — Вузы будут объединяться территориально? С кем можно объединить МИЭТ — с какими-то московскими вузами?

Ю.Ч. — Про МИЭТ я не хотел бы сейчас говорить, потому что так конкретно этот процесс еще не идет. Это непростой процесс. МИЭТ — вуз небольшой, ориентированный на достаточно элитную подготовку. Объединяясь с другими вузами, можно что-то приобрести, а можно и потерять то, что имеешь. Терять бы нам не хотелось ничего, а что мы приобретем в том или ином случае — надо хорошо подумать. Мы за этим процессом будет очень внимательно следить, и очень взвешенно относиться к тому, с кем и как объединяться, когда это станет реальным. В качестве примера могу привести МИФИ, который все знают. Но не все знают, что к этому вузу сейчас присоединилось очень много других вузов и техникумов его тематики, — ядерной, — и МИФИ стал неким «сетевым монстром», национально-исследовательским ядерным университетом.

А.Э. —МИЭТ может пойти по пути МИФИ? Будет искать где-то в регионах профильные партнерские вузы и с ними совместно работать?

Ю.Ч. — В отличие от ядерных вузов строгой сети электронных вузов не существует. Есть несколько вузов, ориентированных на электронику — их немного. Но пока мы в этом процессе еще не участвуем. Как только будем участвовать, мы вам обязательно об этом расскажем.

Елена Панасенко, Александр Эрлих

Реклама
Реклама
Обсуждение
Синий Тигр
15 февраля 2011
а гиде вопросы, которые тут были???
Александр Эрлих
17 февраля 2011
Под текстом ссылка "Вопросы" http://www.zelenograd.ru/forum/15/5557/
Добавить комментарий
+ Прикрепить файлФайл не выбран