Абитуриентская кампания — 2010: факультет ПрИТ 31.05.2010 ZELENOGRAD.RU

В конце 2007 года в МИЭТе появился новый факультет — факультет прикладных информационных технологий (ПрИТ). В студии Zelenograd.ru Анатолий Андреевич Балабанов, декана факультета ПрИТ МИЭТ.

Послушать (29:22)загрузить файл со звуком (20653 кб)

— Анатолий Андреевич, первый набор на новый факультет был проведен летом 2008 года, так что этим летом состоится уже третий набор, так? И какова была динамика за эти прошедшие два года? По конкурсу видно, что популярность факультета высока...

— Совершенно верно. В год первого набора, 2008 год, на бюджетную форму обучения у нас был конкурс в 5 человек на место, один из самых высоких конкурсов по МИЭТу. Правда, честно признаться, бюджетных мест у нас маловато, всего двадцать пять. В прошлом году ситуация была особенная, ребята поступали на основе результатов ЕГЭ и могли подать заявления сразу в несколько институтов и на несколько факультетов. Поэтому, если считать по поданным к нам заявлениям, то у нас конкурс был, как выразился наш ректор, «неприлично высокий» — 12 человек на место. А реальный конкурс, который оценивается по количеству поданных подлинников документов об образовании, оказался 3 человека на место.

— Даже подлинников документов было подано в три раза больше, чем мест на факультете?

— Да, вот такая динамика. Что будет в этом году? По прогнозам, возможно, конкурс будет чуть-чуть меньше, просто потому, что в этом году меньше общее число абитуриентов. Замечу, что я, в частности, являюсь экспертом по проверке ЕГЭ по информатике (блока С), и знаю статистику по Москве. В прошлом году на сдачу ЕГЭ по информатике было подано около шести тысяч заявлений по всей Москве, а реально сдавали этот ЕГЭ пять тысяч человек. В этом году известна пока цифра заявок — их поступило пять тысяч. Значит, сдавших экзамен тоже будет меньше примерно на пятнадцать процентов. По Зеленограду я точных цифр не знаю, но, наверное, они тоже пропорционально уменьшатся.

— В связи с таким большим конкурсом не собирается ли МИЭТ увеличивать число бюджетных мест на факультете ПрИТ? Я помню, что изначально, при открытии факультета речь шла о сорока местах.

— Да, это вообще болезненный вопрос. Он связан с тем, что общее количество бюджетных мест регламентировано всевозможными формальными параметрами: количеством студентов на одного преподавателя, квадратными метрами, всевозможными объемами и т.д. И когда мы запускали факультет, места ему были выделены за счет перераспределения, то есть изымания мест у других факультетов. Это достаточно болезненно, потому что, получается, у какого-то факультета отбирают места, а значит, меньше будет объем часов, меньше нужно преподавателей и т.д. Поэтому любой декан этих мест просто так, по-доброму, не отдаст.

Кроме того, в этом году появляется новая тенденция — институты будут готовить выпускников «под заказ». Наверное, она реализуется в ближайшее время. Министерство будет заказывать необходимое количество студентов, исходя из требований народного хозяйства: МИЭТ, предположим, должен будет подготовить столько-то электронщиков. И эти цифры уже будут регламентироваться сверху, мы сами не будем вольны их менять. Хотя, если судить по конкурсу, число бюджетных мест у нас можно было бы и удвоить, и даже утроить.

— Не очень понятно, как министерство сможет это планировать — сейчас ведь нет народного хозяйства, есть частное капиталистическое хозяйство.

— Да, трудно сказать. Но пока вот такие проблемы. То есть, у нас тут нет вольности, мы тут не командиры.

Поступление: «Пока конкурс из зеленоградцев у нас больше единицы»

— Самый актуальный вопрос для сегодняшних выпускников — вступительные экзамены, какие они будут на факультете ПрИТ? Информатика тоже будет сдаваться по ЕГЭ?

— Да, с прошлого года все поступление идет на основе результатов ЕГЭ. Обязательными являются два предмета, русский язык и математика, и еще один предмет ребята выбирают исходя из специальности, на которую поступают. На нашем факультете это информатика. То есть для поступления необходимо будет предъявить результаты трех этих ЕГЭ — мы их сложим, потом всех ребят проранжируем в порядке убывания этого суммарного балла и отсечем сверху двадцать пять лучших. Именно столько в этом году у нас бюджетных мест.

— В прошлом году у вас проходной балл был 199 из 300 возможных, в этом ПрИТ даже обогнал все технические факультеты МИЭТ, и экономический тоже...

— Нет, нас немного обогнал факультет МП, но он традиционно самый популярный. Кстати, я тоже заканчивал этот факультет в 1973 году. Надо сказать, что 199 баллов — это у нас была самая последняя цифра, а уже следующий результат вверх по рейтингу был около 205 баллов. Если бы не эти 199 баллов, мы бы сравнялись с факультетом МП.

— В принципе, в Зеленограде уже можно открывать отдельный институт, посвященный вашему направлению, как мне кажется?

— Да, возможно.

— К вам ведь приходят в основном зеленоградцы?

— Да, зеленоградцы. Мы не предоставляем общежития.

— И даже никаких возможностей для предоставления общежития нет? Или бывают исключения?

— Пока нет. К сожалению, в последнее время упал престиж технических специальностей, и МИЭТ не в состоянии заполнить технические направления одними только зеленоградцами. Поэтому при поступлении на технические специальности — на факультеты МП, ЭКТ, ЭТМО, — предоставляются общежития, и заполнение этих факультетов идет с довольно большим процентом именно иногородних абитуриентов. Общежития, к сожалению, не хватает. А у нас на ПрИТ пока конкурс из зеленоградцев больше единицы, поэтому нам не предоставляют общежитие — нам пока хватает «местных».

— Какие-то зеленоградские школы ведут с вами более тесное общение — может быть, какие-то школы или отдельные преподаватели уже стали вам «родными»?

— Да, мы очень плотно общаемся со школами. Во-первых, проводим относительно регулярные встречи с учителями через Зеленоградское окружное управление образования. В самом начале, при организации нашего факультета, мы объясняли учителям информатики, что на нём будет, какие будут вступительные экзамены. В первый год приём к нам проводился на основе составленных нами тестов, а не на основе ЕГЭ, поэтому мы, естественно, согласовывали тематику вопросов и сами варианты вопросов, много раз встречались с преподавателями информатики. Сейчас ПрИТ наиболее плотно дружит со школой 1912 — там у нас есть профильные классы, — а также с лицеем 1557, с солнечногорской гимназией № 6.

— Профильные классы для ПрИТ — это старшие классы?

— Да. Мы сами иногда ведем там занятия, проводим методические встречи с преподавателями, делимся с ними какими-то наработанными материалами. И, кроме того, уже второй год меня приглашают экспертом по проверке блока С в ЕГЭ по информатике, поэтому я владею информацией о том, как оценивается этот ЕГЭ, какие требования к нему предъявляются — и в этом смысле преподаватели школ могут узнать всё это «из первых уст».

— А у школьников есть какие-то дополнительные возможности, чтобы с вами общаться, помимо профильных классов? Бывает, что факультет проводит какие-то мастер-классы, курсы?

— Да, есть. С прошлого года на выпускающей кафедре нашего факультета — КИТИС, кафедра корпоративных информационных технологий и систем, — организованы подготовительные курсы, которые ориентируют ребят на наш факультет. Это именно наши курсы, хотя информатику преподают и на общеинститутских подготовительных курсах. Особенность наших курсов заключается в том, что, во-первых, у нас больше часов — 100 академических часов, — а во-вторых, ребята учатся в специально созданной для наших студентов среде ОРОКС, то есть на курсах идет моделирование реального учебного процесса наших студентов. Ребята выполняют самостоятельные работы, по электронной почте присылают их нам, преподавателям, мы их оцениваем. Для тех, кто пройдёт этот курс и поступит к нам, вся эта технология образования будет уже известна и привычна, то есть мы готовим абитуриентов «под себя».

Пользуясь случаем, прорекламирую немного наши курсы: я не один там являюсь дипломированным экспертом, поэтому уровень преподавания на курсах, как я считаю, достаточно высокий. Приглашаю записываться на них в сентябре, занятия начинаются с октября.

— А как вообще у зеленоградских школьников успехи по изучению информатики? Учителя в школах дают достаточный уровень знаний, или необходимо всё-таки готовиться на подготовительных курсах, самостоятельно, с репетиторами?

— К сожалению, уровень школ бывает разным. Очень высокий уровень, как я говорил, в лицее 1557 — там есть такой преподаватель, Виктор Дмитриевич Калдаев, лидер нашего информационного образования. Хороший уровень в школе 1912. Я не хочу обижать другие школы, но, в общем, уровень, к сожалению, разный. Поэтому ребята с удовольствием ходят на курсы. Правда, есть еще и другое явление: иногда ребята приносят некоторые задачи, которые они выудили где-то в интернете, где какие-то не очень официальные организации проводят тестирования; и, к сожалению, иногда в эти задачи попадают вопросы, которые не соответствуют программам, что пугает ребят. Поэтому очень часто приходится им просто рассказывать, что есть официальная организация МИОО, Московский институт открытого образования, есть Институт педагогических измерений — этим организациям можно верить. Все остальные иногда задают вопросы, не соответствующие программе, и этим волнуют и преподавателей, и ребят, вызывая ненужные разговоры о том, что «нам этого не давали». А оказывается, что этого и не надо было давать.

— Вопрос по поводу школьных олимпиад и конференций: вот недавно в МИЭТе прошла конференция «Творчество юных», для вас имеют значение ее результаты? Вы как-то к ним присматриваетесь к тем, кто на ней выступает?

— Раньше по результатам «Творчества юных» было возможно зачисление в МИЭТ, сейчас этого нет. Поэтому сейчас в этой конференции остались ребята — «настоящие ученые», которым просто искренне хочется заниматься какими-то исследованиями, энтузиасты.

— А какие-то олимпиады по информатике у вас есть?

— Пока мы не проводили таких, но хотим провести.

— Они будут давать какие-то льготы при поступлении?

— Это сложный вопрос. Сейчас четко очерчен список олимпиад соответствующего уровня, которые дают...

— Но среди них нет олимпиад по информатике?

— По информатике — нет. В этом году МИОО предполагали организовать такую олимпиаду, мы даже хотели предоставить свою площадку для проведения очередного тура, но что-то не сложилось в организации. Вообще такие олимпиады планируются, и мы очень в этом заинтересованы. Это поднимет и наш имидж.

Учёба и работа: «Наши второкурсники уже активно работают — развивают систему ОРОКС МИЭТ для дистанционного обучения»

— Расскажите, пожалуйста, об истории создания факультета ПрИТ — как вы пришли на должность декана, чем вы занимались до этого?

— Я уже сказал, что сам являюсь выпускником МИЭТ, причем я был во втором наборе МИЭТа. И у меня ни разу не было повода пожалеть о том, что я закончил Московский институт электронной техники. По поводу нашего факультета: дата его рождения — 19 декабря 2007 года. Специфика его заключается в следующем. Как известно, МИЭТ уже в течение 45 лет готовил и продолжает готовить высококвалифицированных специалистов в области микроэлектроники, а сейчас уже и наноэлектроники. Но в настоящее время востребованы не только специалисты-проектанты сложных электронных устройств, но и специалисты, которые организуют IT-инфраструктуру, что включает организацию на предприятии электронного документооборота, электронных аукционов, систем поддержки и анализа финансовых потоков и т.д. Эта вся инфраструктура и является предметом нашего интереса — именно в этом направлении мы готовим своих студентов. Я всю жизнь был технарем, разработчиком электронных схем, был и программистом, жизнь даже заставила меня освоить финансовую математику...

— Программистом на каких языках?

— Фортран, Фокал, VBA (Visual basic for application)...

— Перфокарты вы застали?

— Да, застал. Это была, конечно, ужасная работа: готовишь программу, относишь её и только через пару дней получаешь уведомление, что что-то неправильно и нужно еще что-то сделать. Именно поэтому, когда я был студентом, я выбрал всё-таки схемотехнику, там более живая работа. Ну а со временем, когда компьютеры стали персональными, доступ к ним стал реален и прост, я переключился в область программирования.

— То есть вы знаете IT во всей истории его развития?

— В общем, да. Но сейчас уже очень сложно всё отследить. Когда я учился на старших курсах и активно участвовал в научной работе, микроэлектронных схем было буквально несколько десятков, мы их все просто знали на память. А потом пошел такой вал и микросхем, и программ, и всего прочего, что просто невозможно всё отследить.

— Для нового факультета МИЭТ была создана и новая кафедра, «Корпоративные информационные технологии и системы»? Она была выделена из какой-то существующей кафедры, может быть, ИПОВС?

— Да, КИТИС — выпускающая кафедра факультета. Часть преподавателей на ней — с кафедры ИПОВС, это штатный состав, который составляет основу. Кроме того, наш факультет активно общается и с рядом передовых фирм в области IT-технологии: «ITeam», «PricewaterhouseCoopers», «Элар», ЦМиИТ. Специалисты этих компаний принимали активное участие в формировании учебных планов, ведут у нас факультативные курсы. Мы отслеживаем все новинки в области IT-технологий.

— Какие предметы входят в учебный курс факультета — чем можно уже сейчас заинтересовать ваших потенциальных студентов?

— В пределах направления «Информационно-вычислительная техника» мы обучаем студентов по трем профилям: «бизнес-коммуникации», «системы корпоративного управления» и «экономика». Наш учебный план содержит необходимый перечень предметов, соответствующих образовательным стандартам по заданным направлениям. Сюда входит блок образовательных дисциплин, таких как математика, физика, история отечества и т.д, но главное, конечно — это предметы по специальности: управление проектами, информационный менеджмент, эффективные модели коммуникаций, имитационное моделирование экономических процессов, теории экономических информационных систем, технологические платформы для корпоративной информатизации, электронная коммерция, мировые информационные ресурсы и т.д. Ну и для усиления подготовки учебный процесс подкреплен еще факультативными курсами, которые ведут представители фирм, с которыми мы общаемся. Эти фирмы создали при нашем факультете центры карьеры и центры технологии, где они продвигают свои разработанные технологии и отбирают наших студентов для возможного трудоустройства в будущем.

— Они уже положили они глаз на каких-то ребят? Сейчас ведь самые старшие студенты у вас — третий курс?

— Да, но это как бы переходной курс, набранный еще не нами — он был когда-то набран на факультете ИнЭУП по направлению «Прикладная информатика». Потом в прошлом году мы забрали этих студентов у Юрия Петровича Анискина, декана факультета ИнЭУП, и немного скорректировали их учебный план в сторону усиления информационной составляющей — и вот сейчас они оканчивают третий курс. Очень хорошие ребята, кстати говоря.

— Всё-таки ваши выпускники — может быть, по разным специальностям по-разному, — это программисты или аппаратчики?

— Нет, они всё же больше программисты. Хотя называть их программистами тоже, наверное, неправильно — они просто должны знать системы и их интегрировать, хотя курсов программирования у них довольно много, то есть они могут, в принципе, и программировать — кто-то этим и занимается. Некоторые неплохие наши ребята уже сейчас, несмотря на то, что они учатся только на втором курсе, активно начали работать. В частности, я уже говорил, что у нас есть центр МОЦНИТ (Московский областной центр новых информационных технологий), где, собственно, и была создана система ОРОКС, которой пользуется весь наш институт. Она, богато наполнена информационными ресурсами, через нее студенты получают домашние задания, выполняют, отсылают преподавателям. В ней много так называемых ЭМИРСов (электронных модулей индивидуальной работы студентов), то есть студент может войти в систему и погрузиться в какую-то тему, получить оттуда информацию, протестировать себя по ряду вопросов. Вот такая система, она подвижна, она развивается.

— Эта система обеспечивает дистанционное обучение, параллельное основному? ОРОКС — это система дистанционного обучения для вузов, я правильно понимаю?

— Да. И вот ряд наших отличников, хороших ребят уже там работают — обеспечивают её техподдержку и развитие в МОЦНИТ. Этот центр когда-то был создан при МИЭТе, чтобы разрабатывать новые передовые технологии в области IT, а сейчас основная его работа направлена на создание и модернизацию системы ОРОКС, её наполнение информационным содержанием. И наши ребята активно принимают участие в разработке этой системы — это студенты второго курса: Евгений Береза, Никита Ермаков, например. При этом уровень работы у них оказался настолько высок, что недавно они приняли участие во Всесоюзной межвузовской научно-практической конференции «Актуальные проблемы информатизации в науке, образовании и экономике».

— И ваши студенты тоже сейчас частично учатся дистанционно? Возможно ли, что в будущем учеба целиком перейдёт от сидения в аудиториях к общению с преподавателем через компьютер?

— Я думаю, нет. Живое слово, наверное, всё-таки не заменить, хотя, конечно, сегодня акцент перемещается именно на внеаудиторную работу, потому что известно — если ты сделал что-то сам, вот тогда ты понял, а просто прослушать недостаточно.

— А вы не против того, что они уже работают, или это очень тесно совмещено с учебным процессом? Обычно деканы жалуются, что работа студентов мешает их учебе...

— В случае этих ребят мы удачно совместили их работу и учебу, работа соответствует тематике обучения. Да, ряд деканов жалуется — в частности, Юрий Васильевич Савченко, декан факультета МПиТК, часто озабочен тем, что ребята, начиная с третьего курса, получив уже неплохую стартовую подготовку, начинают где-то работать, чтобы приносить фирме пользу и зарабатывать достаточно приличные деньги. И зарплаты у них иногда больше, чем профессорские ставки, и в силу своей занятости они просто пропускают занятия. Да, есть в МИЭТе такая проблема. Но мы пока не дошли на нее с нашими студентами второго и третьего курсов.

— Чем может похвастать МИЭТ в плане оснащенности для занятий по IT? «Макинтоши», например, у вас стоят?

— Да, здесь вы как раз попали в точку — на нашей кафедре КИТИС ведется факультативный курс «Технологии Apple», есть класс Macintosh.

— А какие-то новейшие программные системы вы используете от соответствующих брендов? Они с вами сотрудничают? Происходит ли поставка вузам каких-то их последних релизов?

— Мы сотрудничали в это плане с фирмой «Элар» — она нам поставляет программные системы и позволяет нам применять свои технологии для архивации всяких методических наработок преподавателей, студентов, курсовых работ и т.д.

Платное обучение: «Контрактников» много, но за «двойки» отчисляют

— У вас есть платное обучение? Оно пользуется спросом?

— Да, есть и пользуется спросом. В первый год набора — 2008 год — получилось даже так: мы набрали одну бюджетную группу в 25 человек, и две внебюджетные, то есть «платников» у нас было больше. В прошлом году тоже набрали две такие группы, правда, не совсем полные. Но, к сожалению, с внебюджетной формой у нас появилась проблема, которой мы не ожидали: понятно, что внебюджетники — это ребята, у которых результаты по ЕГЭ существенно ниже; и, к сожалению, они совсем не радуют нас результатами на сессиях. В это году пришлось отчислить 8 человек.

— Даже несмотря на контракты?

— Контракт не гарантирует, что если студент платит, то мы продолжаем его учить. И это проблема. Ребята, которые учатся на контрактной форме, имеют более низкий уровень знаний и учатся похуже. Но мы прилагаем все усилия, чтобы их подтянуть.

— Грубо говоря, если они получают двойки на сессиях, их могут отчислить, несмотря на оплату и на заключенный контракт? Все-таки, любым «двойкам» есть предел?

— Конечно. И потом контрактная форма — это не означает «заплатил деньги и поступил». Всё равно нужно учиться без «двоек». Да, естественно, «контрактники» поддерживают образование материально, ВУЗы в них заинтересованы, но это не означает, что можно плохо учиться. Некоторые видимо надеются, что, раз в них заинтересованы, то могут получать неограниченное количество двоек. Им идут навстречу, но всему есть предел.

— Второе высшее можно получить на факультете ПрИТ?

— Пока еще нет. Хотя мы, естественно, хотим создать и магистратуру, и, возможно, аспирантуру.

— Обратная сторона финансового вопроса — ваши студенты занимаются какими-то научными исследованиями, на которые можно получить гранты? Например, недавно МИЭТ сообщил о получении президентских грантов для шести молодых ученых, студент магистратуры получил грант по программе «Старт» Бортника. Ваши ребята как-то в этом участвуют?

— Пока нет, мы всё-таки еще «маленькие». Есть первые результаты, о которых я уже говорил в своём выступлении на Всероссийской конференции, но пока такого уровня нет. Я надеюсь, что будет.

— Ведь сфера IT, в принципе, сейчас самая привлекательная для инвесторов... У вас все «стартапы» еще впереди?

— Да, мы очень на это надеемся.

— Остается только пожелать вам хорошего набора в этом году и справиться с ним...

— Большое спасибо. Хочу еще добавить, что наши молодые студенты уже вписались в полноценную студенческую жизнь МИЭТа, активно участвуют в КВНах, спортивных соревнованиях. Наши девушки заняли второе место в МИЭТе по волейболу, у нас есть замечательные спортсмены, кандидаты в мастера спорта по плаванию, которые тоже нас радуют успехами. Ребята выступали в городском туре КВН — место не заняли, но были отмечены премией префекта, поэтому всё идет своим ходом. Подтянуть бы нам еще контрактников с учёбой, и всё, в общем, было бы неплохо.

— Да, ведь недавно у вас прошел день факультета — он еще был с каким-то интригующим названием?

— Да, ребята создали спектакль «А где же Фред?» Там обыгрывалась работа в офисе — как раз на тему наших специальностей. Там был юмор, даже меня задействовали.

— Вы изображали офисного босса?

— Нет, я как раз для юмора изобразил разносчика пиццы, принес по заказу работников пиццу и был обруган, потому что принес ее с задержкой и не очень хорошего качества. Но по сценарию я должен был ответить так: «Но вы же тоже сессию сдаете не вовремя и не всегда хорошо!»

— И вы так и ответили, по сценарию?

— Да :)

Елена Панасенко

Реклама
Реклама
Добавить комментарий
+ Прикрепить файлФайл не выбран