«У нас есть жилищные программы для молодых семей-бюджетников и аспирантов» 14.02.2010 ZELENOGRAD.RU
В студии Zelenograd.ru начальник управления Департамента жилищной политики и жилищного фонда в Зеленоградском округе Татьяна Александровна Хохрина. Сегодня нам бы хотелось поговорить о наиболее актуальных проблемах, связанных с жильём.

Послушать (41:54)загрузить файл со звуком (28M)

Приватизация

 — Приватизацию продлили до 2013 года, в очередной раз за последние 20 лет.

— Да, в третий раз. Видимо, бог любит троицу, поэтому решили снова продлить.

 — Теперь можно не спешить, за три оставшиеся года определяться, приватизировать квартиру или нет?

— Те, кто хотел приватизировать жильё на первой волне, они приватизировали. Сегодня в Москве приватизировано около 80% квартир. Это числ о практически стабилизировалось, стоит на месте. Основной приток обращений по приватизации связан с массовым переселением из пятиэтажек. И, как часто бывает, люди часто поддаются массовому психозу, когда говорят "всё, завтра кончится". Последние стараются вскочить на подножку уходящего трамвая, уже не думая, надо оно — не надо, "на всякий случай пойду приватизирую". Это наблюдалось и в предыдущие разы, и сейчас был такой же точно ажиотаж. Естественно, что поток обращений возрос многократно, и очереди были. Теперь, конечно, снова есть время подумать, нужно ли приватизировать жильё. Да, право собственности — это право распоряжения площадью; право завещать, в первую очередь. А право сохранения жилья — принципиально не имеет значения, приватизированная квартира или она в найме. Наниматель может, как и собственник, заниматься обменом квартиры, есть бюро обмена в Москве; совершать и другие сделки с квартирой. А вот бремя расходов принципиально различается, потому что по социальному жилью все гарантии город берёт на себя, в том числе при пожаре, наводнении и прочем. Это жильё может быть городом отремонтировано, оно может быть заменено вообще. Если квартира приватизирована, напомню, ответственность в таких случаях несёт собственник. Он должен постоянно страховать это жильё и заботиться о его сохранении, вкладывать какие-то деньги и в страхование, и в налоги, и в содержание общего имущества, и в налоги на землю, на которой здание стоит,-то есть это достаточно большое бремя.

 — Практически все пятиэтажки расселены. Все ли переселенцы успели оформить новые квартиры?

— Нет, не все успели. Возьмём одну пятиэтажку. Примерно половина квартир в ней была уже приватизирована, там люди получат квартиры в собственность по договору мены. Другая половина, с квартирами по соцнайму, — или очередники, или семьи, ожидающие большее количество квадратных метров после переезда. На сегодняшний день мы можем приватизировать не все новые квартиры. У нас есть 13 корпусов, которые вводились в конце 2009 года, и Москва, как собственник, как застройщик этого жилья, ещё сама не получила свидетельство о праве собственности на эти корпуса. Как только город получит эти свидетельства, соответственно, она сможет наделять собственностью других людей. Свидетельство о праве собственности на возведённый объект выдаёт Федеральная регистрационная служба.

 — А это долгий процесс?

— Да, длительный. Иногда бывает быстро, если все документы, представленные застройщиком, в надлежащем порядке. Но, если к дому "прилепляется" какой-то

объект соцкультбыта, электрическая подстанция, насосная станция и т. д., пока застройщик не реализует весь контракт, город не получает свидетельства о собственности. В среднем это процесс от полугода до года.

 — Сейчас у вас, в 01 корпусе, есть очереди по поводу приватизации?

— Сейчас нет. На самом деле, по сравнению с Москвой, там, где скапливались большие очереди, у нас на приватизацию не было таких уж очередей. Сидели по 10, по 15 человек, но такого, чтобы, как в других местах, по 600 человек, и ночью вели записи какие то, талончики, — такого не было никогда. У нас, во-первых, работает "одно окно". Человек приходит к нам только с паспортом на первичный приём, говорит о своём намерении, и уже в этот момент мы заказываем в ЕИРЦ на него все необходимые документы. Мы точно так же заказываем, совершенно бесплатно, для граждан документы в БТИ и выдаём гражданину памятку, когда он должен в следующий раз, что принести. Мы договариваемся о дне, когда человек уже может прийти не один, а со всей семьёй, потому что каждый проживающий в квартире должен выразить свою волю лично либо взять доверенность у нотариуса. Но мы должны увидеть это волеизъявление, для того чтобы потом не наступило нежелательных каких-то последствий: конфликтов, судебных разбирательств, ущемлений чьих-то прав. Если кто-то из членов семьи из другого округа Москвы, из Московской области или из других регионов, то эти граждане должны ещё принести выписку из домовой книги, копию финансово-лицевого счёта с прежнего места жительства и справку о том, что ранее в своём регионе они в приватизации не участвовали. Добывание этих справок — это дело граждан, здесь мы им помочь ничем не можем. А всё остальное собираем мы. Настолько облегчена схема, настолько всё просто, что к нам иногда приезжают даже из других округов Москвы и говорят: "Вы же один департамент, почему вы не принимаете у нас, мы уже не может там, в другом округе, ходить".

 — Тем не менее, когда попадаешь в ваше здание, очереди всё-таки видишь. Это что, купля-продажа квартир, оформление приватизации?

— Нет-нет. У нас просто мало места, очень узкий коридор, тёмный, неприглядный. Через него проходят на все остальные этажи люди — суета, неразбериха, кто-то идёт в налоговую, кто-то ещё куда то, но обязательно стучится к нам, что-то спрашивает, выясняет. У нас пять окон, идёт приём не только по приватизации, но и по переселению. Всё-таки в прошлом году мы оформляли почти 4 тысячи семей, это большой объём посетителей. Идут и наши очередники, которые решают свои жилищные вопросы (перерегистрация очередников, заключение договоров социального найма); масса других приёмов идёт. Что касается приватизации, то на неё задействовано практически каждый день три окна. На второй приём и за получением свидетельства приходит вся семья. Одна семья — 5 человек, две, может быть, уже 10 — вот и создаётся эффект "ой, сколько народу!"

 — Планируется ли вы переезжать в другое здание?

— Переезд планируется. Нам подобрано помещение в построенном стартовом доме. Но кризис… Помещение-то построено, но это просто серые стены, без перепланировки, то есть нужно делать проект, вкладывать деньги. Поэтому трудно сказать, когда мы переедем, пока работаем в прежних условиях. Но, надо сказать, что могли, то мы сделали. Поставили сенсорную справочную систему; люди помоложе реально ею пользуются. Поставили электронное табло. В коридоре у нас видеокамера, то есть я практически всё время просматриваю, сколько в очереди скопилось. И если случаются какие-то конфликты, я сразу пытаюсь их урегулировать. И в зале приёма тоже ведётся видео- и аудиозапись; архив записей хранится у нас больше полугода, мы всегда можем поднять их и посмотреть, как вёл приём наш специалист, что он говорил, чего именно человек не понял.

Очередники

 — Что сейчас представляют собой очереди на улучшение жилищных условий?

— Очереди существуют, и это разные очереди. Надо отметить, что наш город в плане обеспечения очередников — счастливый город. Когда я пришла на работу сюда в 1981 году, очередь оборачивалась за пять лет. То есть практически те, кто вставал, через пять лет они уже были счастливыми обладателями новой квартиры. Сейчас, конечно, другой строй и другие реалии, но всё-таки Москва не бросила своих очередников. Я не слышала, чтобы в других регионах вообще бесплатное социальное жильё вот так давали. У нас люди, вставшие на очередь в 1995 году, получали в 2009-м. Получается, что очередь оборачивалась для них за 14 лет. Для льготников, стоящих с 1998 года, — 11 лет. Это долго, но сейчас очереднику не обязательно ждать этого бесплатного жилья, потому что у нас есть много платных и вполне подъёмных для людей программ. Если человек принял решение включиться в какую-либо из этих программ, очередь для него не длится порой и года.

 — Откуда в Зеленограде берётся жильё для очередников, если не ведётся коммерческое строительство, только бюджетное, и эти дома в первую очередь предназначены для переселенцев?

— В таких домах и выделяется часть квартир для очередников. В 2008 году, когда мы начали уже последнюю волну расселения пятиэтажек, у нас на очереди стояло около 3 тысяч семей очередников, к началу этого года осталось 1300.

 — Что такое "разные жилищные очереди"?

— До 1 марта 2005 года действовал старый Жилищный кодекс, и мы ставили в очередь людей по различным критериям, там было много разных категорий нуждающихся в улучшении жилищных условий. Новый ЖК принял другие критерии подхода к постановке на очередь. Остался по-прежнему ценз оседлости, то есть не менее 10 лет проживания в Москве с постоянной регистрацией. Добавился такой момент, как малоимущность, — в очередь на бесплатное жильё могут встать только люди, которые представили нам из собеса справку о малоимущности. То есть собес, проверив все доходы семьи, наличие в собственности чего-либо, посчитав минимальный прожиточный уровень для этой семьи, делает вывод, может ли семья от оставшихся доходов копить деньги для того, чтобы включиться в ипотечные и другие программы и купить себе жильё самостоятельно. Если в результате этих сложных подсчётов делается вывод о том, что семья не в состоянии будет приобрести жильё, они выдают документ о малоимущности. Таким образом, у нас получилось две очереди: старая (по старому ЖК) и новая. В новой жилищной очереди есть ещё "подочередь", которая называется "очередь на содействие города в улучшении жилищных условий". Нормы постановки совершенно одинаковые как для малоимущих, так и для этих людей — меньше 10 квадратных метров общей площади на человека, проживание в Москве не менее 10 лет, неухудшение жилищных условий за последние пять лет перед постановкой на учёт. Человек из этой подочереди пишет нам заявление: "Не претендую на бесплатное жильё, а хочу, чтобы город мне оказал содействие в улучшении жилищных условий путём включения в платные программы".

Новый Жилищный кодекс провозгласил, что все, вставшие в очередь до 1 марта 2005 года, должны быть обеспечены жильём. Поэтому главная задача — дать квартиры людям из этой старой очереди. Пока новую очередь (принятых на учёт после 1 марта 2005 года) жильём мы не обеспечиваем. Нельзя же бросить тех, кто стоит на очереди давно. Очередники 1995 года практически все на данный момент получили жильё.

 — В новых домах есть маленькие по нынешним понятиям квартиры — например, однокомнатные по 33 метра. Это и есть социальное жильё?

— Да, ведь город строит жильё бесплатно. Это же способ обеспечить как можно большее количество очередников и в то же время не тратить лишних денег. Нерационально строить 1-комнатные квартиры по 41–42 метра и давать их на одного человека. Есть много семей, которым хочется, допустим, вместо двух квартир построить три. Хотя, если посмотреть на новые кирпичные дома, в которые вложено много денег, — хочется, конечно, чтобы люди, получившие квартиры даром, как-то берегли всё это. Иногда заходишь в буквально год назад заселённый дом и приходишь в ужас от того, что там видишь.

Жилищные программы

 — Вы упомянули жилищные программы, с которыми работаете, расскажите о них подробнее.

-У нас много программ, но все они направлены на очередников. Очень часто ко мне приходят люди на приём и говорят: "Мы молодая семья, хотим решить как-то свой жилищный вопрос". Начинаешь выяснять. Получается, что семья-то молодая, но они не подходят под наши нормы, потому что мы работаем только с теми, кто встал на учёт по улучшению жилищных условий. Однако и в этом случае, если молодая семья работает в бюджетных организациях, если это учителя, врачи, то вполне возможно решить квартирный вопрос. У нас есть ещё программа молодых семей для молодых учёных, для аспирантов, которые учатся или работают в вузах. Они тоже вправе обратиться к своему руководству с тем, чтобы решили их жилищный вопрос. В Москве есть Совет ректоров вузов. Туда выделяется жильё для молодых семей, и они его должны распределять по справедливости между вузами.

Существует также программа помощи молодым семьям в Москве. Она, конечно, подразумевает рыночные цены, но наш департамент старается заключить с застройщиками договор, чтобы зафиксировать ту начальную цену, по которой застройщик хотел бы продавать жильё на нулевом цикле. Мы пытаемся с ними заключить договоры, и по мере строительства дома цена начинает расти. Для тех, кто не является очередником и обращается в Центр арендного жилья, где работают у нас с молодыми семьями, там им стараются предложить такое жильё. Пусть с небольшой скидкой, но хоть какой-то выход.

А если молодая семья является очередником, то выбор решения вопроса шире. Они могут купить у нас жильё по ипотечной программе очень дёшево. Более того, если совсем уж нет денег, а жить совершенно невозможно со старшим поколением, предлагается выбор: либо в границах Москвы приобретать жильё, либо в Московской области. В области жильё стоит намного дешевле, около $300–500 за квадратный метр.

 — Можно ли молодым семьям получить жилищную субсидию?

— Да, мы можем её предоставить. Мы даём около 94 тысяч рублей за каждый полагающийся семье квадратный метр (а полагается по 18 кв.м. на человека), и они, при теперешнем состоянии рынка, вполне могут себе, ничего не добавляя, купить квартиру там, где им хочется. Понятно, что если им хочется где-нибудь возле Кремля, то, наверное, добавить придётся, а если среднюю квартирку в Зеленограде, то вполне хватит денег без доплаты. Мы открываем именной блокированный счёт в банке, деньги лежат там ровно полгода. За это время очередник должен приобрести себе жильё. Если он не приобретает, деньги просто возвращаются в бюджет. Но, как правило, за полгода находят они себе жильё, это не проблема.

 — Они могут купить квартиру в любом московском округе?

— Где угодно. У нас была семья, которая по этой программе в Сочи купила себе квартиру.

 — Сколько семей в Зеленограде воспользовались программой "Молодой семье — доступное жильё"?

— Достаточно много, около 80-ти семей в прошлом году.

 — Давайте напомним критерии этой программы.

— В сумме возраст супругов должен быть не больше 70-ти. И обязательно наличие ребёнка. Но, повторю, для молодых семей существует не только эта программа. Кроме упомянутого, есть ещё программа бездотационных домов — она недавняя, запустилась в прошлом году. Есть и первые дома по этой программе, правда, они в Щербинке. Но будут строиться в каждом округе. Смысл программы в том, чтоб реализовать закон о свободе передвижения и выборе места жительства. Мы все сейчас привязаны к своему жилью и не можем от него оторваться. А тут очередник, устроившись на работу в каком-то районе, мог бы получить и квартиру там же. А потом, допустим, он устраивается на другую работу, в Зеленоград, и у нас за это время построили дом по этой программе. Прежнюю квартиру он нам сдаёт, получает здесь, рядом с работой.

И ещё одна хорошая программа запустилась у нас в прошлом году — оплата очереднику 50% стоимости аренды квартиры. Они просто снимают квартиру, а мы половину расходов компенсируем. Очередник может это жильё снимать сколь угодно долго, пока будет состоять в очереди на улучшение жилищных условий.

 — Каким образом он снимет квартиру, имеет значение?

— Да просто через риелторов. Главное, чтобы человек принёс нам заключенный с ними договор о найме или поднайме жилого помещения.

 — Периодически какие-то квартиры освобождаются — умер собственник, например. Сложно ли эту освободившуюся квартиру передать очередникам?

— Конечно, сложности есть. Они связаны, в первую очередь, с выявлением таких квартир. Одно дело, если уехал наш очередник. Мы знаем, что он уехал, строим какую-то цепочку, понимая, что эта квартира освобождается. Но у наших очередников редко квартиры освобождаются, это единичные случаи, поскольку, как правило, семьи разрастаются, и в старой квартире кто-то остаётся. За прошлый год мы получили девять квартир за выездом наших очередников, а уехало у нас по плану 168 семей.

А процент поступления площади за смертью вообще не регулируем. Эмпирически считали, что это примерно 10% от площади, находящейся в собственности уже не нашей, а физических лиц. Если у нас 80% жилья приватизировано, то это для нас практически уже недоступный рынок. Там есть наследники, которые вступают в наследство; круг наследников с внесением дополнений в наследственное законодательство расширился. Какие-то двоюродные племянники троюродных тётушек уже могут вступать в наследство, поэтому процент возврата этой площади очень маленький. Кроме того, такие квартиры надо как-то выявить, а чёткой схемы по этому поводу нет.

 — Почему?

— Потому что в 90-х каждое ведомство создавало свою программу. И никто не хочет делиться информацией, каждый её бережёт. Существует масса запретов, связанных с конфиденциальностью информации, и совершенно невозможно договориться с федеральными структурами — они вообще никакой информации давать не хотят, к сожалению. Иногда кажется, что даже на федеральном уровне нет такой глобальной централизованной информации, для того чтобы её давать. Иногда просто повергают в недоумение запросы, которые присылают органы, которые разыскивают людей. Казалось бы, они сами должны знать, где эти люди, а спрашивают у нас. Это непонятно.

 — У нас же есть окружной ЕИРЦ, который должен владеть всей адресной базой, информацией.

— Да, конечно, но в его функции всё-таки не входит выявление умерших граждан. То, что они знают, они могут нам сообщать. На уровне правительства Москвы принято специальное постановление, разработан механизм взаимодействия. Вроде, казалось бы, все дают информацию. Но получается так, что ЕИРЦ присылает нам списки умерших, если милиция или ЗАГС прислала сведения.

Дальше мы, получается, должны как-то "сложить" всю эту информацию — из собеса, ЗАГСа, ЕИРЦ… Слава богу, договорились как-то с нотариусами "Наследства без границ", они нам стали давать сведения, обратился ли кто-нибудь по поводу конкретной квартиры о вступлении в наследство. И только после этого, перерыв всю доступную информацию, мы, по истечении 6 месяцев и при условии, что никто не претендует на наследство, можем выступить с правопритязанием — о том, что мы, как город, хотим вступить в наследство на это бесхозное выморочное имущество. Дальше идёт такая же процедура вступления в наследство, как и у обычных наследников. За прошлый год мы выявили 11 таких квартир, а в наследство официально вступили в трёх. И ещё один момент — как правило, это очень запущенные квартиры, требующие часто не только косметического, но и капитального ремонта, то есть туда надо вкладывать немало средств. Поэтому процесс заселения таких квартир достаточно долгий.

Вообще, то, о чём я говорю, это, так сказать, видимая часть айсберга, а то, что скрыто "под водой"… Ведь Москва только в позапрошлом году получила право вступать в наследство, раньше эту работу вели налоговые инспекции, и всё это жильё поступало в доход Российской Федерации, а не города. Много жилья было не оформлено, потому что для налоговых инспекций это была навязанная работа, они не в состоянии были её нормально делать. И часть жилья просто потерялась. И никто не работал с долями квартир — когда, например, умирает один из разведённых супругов в приватизированной квартире, бывший супруг не может наследовать освободившуюся долю. Вариантов с долями в квартире много, это тоже пока нерешённая и большая проблема.

Юлия Кравченко

Станьте нашим подписчиком, чтобы мы могли делать больше интересных материалов по этой теме



E-mail
Реклама
Реклама
Добавить комментарий
+ Прикрепить файлФайл не выбран