«Нас выводили расстреливать. Поставили в ряд. Маму — первую» Битва за Москву в историях местных жителей день за днём: 29 ноября 1941 года 29.11.2017 ZELENOGRAD.RU

В канун 76-й годовщины Московской Битвы, которая стала поворотным моментом в Великой Отечественной войне 1941-1945 года, Zelenograd.ru день за днём вспоминает историю. Бои проходили в тех местах, где десятилетия спустя вырос современный Зеленоград. Как пережили это время простые люди, жители Крюково и окрестных деревень — семьи, в которых мужчины ушли на фронт или в ополчение, дети, которым сегодня 80-90 лет? Каким для них был день 29 ноября 1941 года?

«Нам мама сказала: ну, детки, давайте прощаться, это все уже»

Рассказ Любови Васильевны Яшкиной (в девичестве Мозжухиной), жительницы деревни Рузино близ Зеленограда, о событиях тех дней был записан в 2011 году:

— У мамы нас осталось пять человек детей, и шестым она была беременна. Когда к нам в деревню пришли немцы, домов наших уже не было. Они были сожжены нашими солдатами, чтобы немцам негде было скрываться. Мы жили в землянках, которые на скорую руку были выкопаны. У нас копали мои братья Василий и Виктор. Они выкопали возле дома в саду, но, когда горели дома, то и загорелся наш сад. Мы с большим трудом выбрались оттуда и перебежали к соседям, у которых землянка была выкопана подальше от домов, ближе к лесу. Когда мы туда бежали, над нами свистели пули, рвались снаряды.

Немцы у нас находились целый месяц. Они издевались над нами. Мою младшую сестру, которой было 4 года (она с 37 года) окутали проволокой, раскачивали и кидали в снег. А нас никого не подпускали к ней. Потом, прошло некоторое время, братья Василий (с 28 года), Виктор (с 29-го года) поползли за ней. Она лежала в снегу уже почти замерзлая. У нас ничего не было ни пить, ни есть, но мы не могли вылезти из землянки. Тогда брат Виктор пополз на колодец за водой, но там оказались немцы, и его заставили качать им воду в бочки и его долго не было. Потом за ним пополз старший брат Василий, а он уже лежал у колодца почти недвижимый. Отморозил ноги. Брат его дотащил в землянку.

Немцы нас выводили расстреливать. Они открыли крышку в окопе и нас всех оттуда вывели на улицу. Поставили в ряд. Маму — первую. Она была беременна, с большим животом. Стали маме в живот автоматом тыкать, над нами водить автоматами. Посчитали, что очень много детей и еще одного.

И потом мы хотели уже прощаться. Нам мама сказала: ”Ну, детки, давайте прощаться. Это все уже”. И мы только к маме все стали кидаться, прощаться, они нас опять растаскивали, ставили в ряд и опять над нами водили автоматами. А потом скомандовали нам, чтобы мы повернулись и опять опустились в окоп. И когда мы спускались в окопы, у нас всех было такое впечатление, что нам в зад будут стрелять, и мы все окажемся в окопе уже мертвыми. Ну, правда, они нас не тронули, все-таки не расстреляли.

В эту же ночь, брат вышел на улицу, в туалет выполз, а там оказался наш сосед по деревне, в которой мы жили до этого. Он был партизаном, и когда увидел моего брата, они, конечно, обрадовались. Он нам принес хорошую новость. Говорит: «Ну все, в эту ночь, вот подойдет ночь еще, мы их погоним. Так что, — говорит, — ждите вашего освобождения”.

И правильно, на следующую ночь здесь такое было, что нельзя было передать, что делалось. Пошли танки, стрельба и взрывы. Потом смотрим, открывается люк в землянке и к нам опускается солдат. Оказалось — наш, из тех, которые освобождали нас. Они сразу нам сказали: «Теперь мы их погоним”.

А мы на утро (это было ночью все) встали и стали выползать на улицу. Было очень снежно, очень холодно. А мы голодные и холодные, пошли мы в свои пепелища собирать картошку, что было в подполах. Она была уже мороженная. Мы с самым младшим из братьев набрали этой картошки, влезли в землянку и начали зажигать костер, чтобы испечь картошки и поесть. Но там пошли стрелять пули. Там оказалися пули! И мы выскочили оттуда с ним. Не знаю, как мы остались живы с ним.

Выскочили, потом там госпиталь шел, врачи шли. И в общем брата они сразу осмотрели, его ноги отмороженные. Они его перебинтовали и сказали, что ноги ему, наверно, придется ампутировать. Мы его завернули, разными тряпками обернули и нашли какие-то там сани или сбили из чего-то. И двинулись обратно в Рузино из Овражина.

29 ноября 1941 года в истории: оставлено Алабушево, войска защищают Матушкино и Александровку, возле Крюково — танковые засады

С 29 ноября по 3 декабря через Старое Крюково проходила линия обороны Москвы, тут сражалась 8-я гвардейская стрелковая дивизия имени Панфилова. В течение суток Крюково несколько раз переходило из рук в руки. Почти вся территория нынешнего района Крюково («нового города») была занята немецко-фашистскими войсками.

Сильно ослабленные боями 8-я, 9-я гвардейские и 18-я стрелковая дивизии при поддержке танкистов 1-й гвардейской танковой бригады Катукова противостояли главным силам 4-й танковой группы противника. Немецко-фашистские войска к концу ноября были измотаны и обескровлены, но всё же упорно стремились прорваться к Москве.

Немцам хотя и удалось подойти к столице на расстояние в два десятка километров на Рогачевско-Дмитровском, Солнечногорском и Истринском направлениях, но подкрепить успех нечем: последний резерв, 1-я танковая дивизия, брошен в топку боев у Яхромы и Красной Поляны. Именно с этого момента штаб фельдмаршала фон Бока на своих картах отметил железнодорожную станцию Крюково как важный стратегический пункт, где удобно накапливать силы для последующего броска.

28-29 ноября бои развернулись в районе Алабушево — Чашниково — Матушкино. В Алабушево отступившие советские бойцы не успели ещё взяться за лопаты, чтобы выкопать себе стрелковые ячейки, как противник снова атаковал силами двух батальонов пехоты и 12 танков. Войска отступили в Александровку.

Выписка из «Краткого очерка боевых действий 8 гв.сд»: «29.11.41 г. Противник с утра, несмотря на плохую погоду, вновь ведёт наступление. Основное направление он выбирает Алабушево. Ведя с утра упорные бои, части 1075 и 1077 сп оставили к концу дня свх. Дедешино, рабочий посёлок, Алабушево».

«Противник повторял атаку за атакой, — описывал этот бой командир 857-го артполка Панфиловской дивизии Г. Ф.Курганов. — Во второй половине дня к фашистам подошла подмога — эсэсовское соединение. Пьяные немцы пошли в психическую атаку. Напор противника был стремительным. Наши части, сдерживая атаки неприятеля, шаг за шагом отходили, цепляясь за каждый кустик и кочку, отошли уже к командному пункту дивизии. Ещё миг — и фашисты захватят штаб, боевое красное знамя. Кажется, конец дивизии неминуем…»

Но 2-я батарея прямой наводкой открыла огонь по атакующим танкам, а начальник штаба И.И.Серебряков сам повёл контратаку на врага, подняв знамя. Его поддержали комиссар Егоров и командир дивизии Шелудько, весь личный состав штаба и управления дивизии, а за ними бросились в атаку и все, кто находился в районе КП и штаба, в том числе и артиллеристы. «Немцы бросились наутёк, оставив на снегу множество трупов и автоматчиков. Это было 29 ноября 1941 года», — заключает Курганов.

Штаб Панфиловской 8-й стрелковой дивизии к исходу дня 29 ноября переместился в деревню Назарьево в 5 км от Крюково.

Боевой приказ №023 командира 8 гв.сд от 29 ноября 1941 года:
«1. Противник с утра 29.11 развивал наступление на восток, потеснил 1075 сп и к 17.00 последовательно овладел — дом отдыха, рабочий посёлок и окраиной Алабушево.
3. 8 гксд с приданными 44 кд, 23 тбр, 18 тбр, 139 отб занимает и упорно обороняет полосу отм. 224,0 вост. окр. Алабушево, отм. 216,1 Каменка, Савелки, Ржавки.
4. 1077 сп занять и упорно оборонять участок: отм. 224,0 зап. опушку леса км восточнее Алабушево, Матушкино.
ПП — 3/857 ап. КП — Матушкино.
Граница слева: иск. Ржавки, Алабушево, Марьино.
5. 1075 сп — занять и упорно оборонять участок иск. отметка 216,1, Красный Октябрь.
Граница — Савелки, отм. 216,1, иск. Крюково, Голубое.
6. 1073 сп — занять и упорно оборонять участок иск. отм. 216,1 зап. окр. Крюково, иск. Каменка, Дачи.
7. 23 тбр — организовать танковые засады в районе Крюково с задачей не допустить продвижение танков и пехоты противника из направления Жилино и Баранцево.
8. 19 тбр организовать танковые засады в районе западной опушки леса, вост. Алабушево с задачей не допустить продвижения танков и пехоты противника из направления Алабушево, Крюково.
9. 139 отб организовать танковые засады в р-не КИРП. с задачей не допустить прорыва танков и пехоты из р-на Алабушево. Андреевка, Жилино.
10. 44 кд занять и подготовить участок для обороны отм. 217,3, выс. 221,6 Савёлки, Ржавки.
Подготовить контратаки в направлениях:
а) Ржавки, Матушкино, Алабушево.
б) Савёлки, Красный Октябрь, Александровка.
в) Савёлки, Крюково.
14. КП — Назарьево.
Командир дивизии полковник Шелудько».

На территории нынешнего района Матушкино (1-4 микрорайоны) начались ожесточенные бои, которые вела до 3 декабря 354-я стрелковая дивизия Алексеева. Затем до 8 декабря деревню оккупировали войска противника. В довоенный период в деревне насчитывалось 72 дома, располагавшиеся на единственной улице, которая шла параллельно Ленинградскому шоссе. В состав деревни входила Слободка, насчитывавшая 11 домов и примыкавшая с запада.

7-я гвардейская стрелковая дивизия Грязнова продолжала вести непрерывные упорные бои с превосходящими силами противника у Ленинградского шоссе. К 1 декабря дивизия полностью вышла из окружения и сосредоточилась в районе высоты 216,7 — западной окраины деревень Большие Ржавки и Савёлки.

Действия авиации в течение 29 ноября были ограничены из-за плохих метеорологических условий.

В этот день в селе Петрищево Рузского района (75 км к Юго-Востоку от Крюково в сторону Можайска) была казнена Зоя Космодемьянская — за поджоги деревенских домов, которые занимали немцы. Партизанские диверсионные группы действовали по приказу ВГК № 428 от 17.11.1941, который предписывал лишить «германскую армию возможности располагаться в сёлах и городах, выгнать немецких захватчиков из всех населённых пунктов на холод в поле, выкурить их из всех помещений и тёплых убежищ и заставить мёрзнуть под открытым небом», и для этого «разрушать и сжигать дотла все населённые пункты в тылу немецких войск».

Подобные приказы издавались и по населённым пунктам станции Крюково и её окрестностей, исполнителями их становились войсковые части, отступавшие к Москве — та же 8-я гвардейская стрелковая дивизия. Местным жителям ничего не оставалось, как переселяться в землянки: сохранившиеся дома занимали немцы, кроме того, любые здания становились хорошими мишенями при бомбардировках и артобстрелах. После перехода в контрнаступление советской армии приказ ВГК был отменён.

Читайте также
Битва за Москву в историях местных жителей — день за днём

Источники:
1. «Битва за Москву. день за днём«
2. pomnivoinu.ru
3. zelao50.ru
4. А.В.Сульдин «Битва за Москву. Полная хроника — 203 дня«
5. «Разгром немецких войск под Москвой» под ред.Б.М.Шапошникова (издание 1943 года)
6. «Бои за Крюково» И.Ф.Быстров.

Станьте нашим подписчиком, чтобы мы могли делать больше интересных материалов по этой теме



E-mail
Реклама
Реклама
Добавить комментарий
+ Прикрепить файлФайл не выбран