Комментировать
«Зефирный» юбилей: как не стать окончательным психом 24.12.2014 ZELENOGRAD.RU Реклама
Зеленоградской киношколе Zeffir-kids, а ныне творческому объединению Zeffir исполнился год. О достижениях и планах мы беседуем с генеральным директором объединения Натальей Игоревной Радиевской и психологом Зинаидой Феликсовной Парамоновой-Вавакиной.

— 10 января Zeffir отпразднует первый юбилей. С чем вы к нему подходите, что можно вспомнить?

Н.Р. — У нас очень много всего, и та концепция, с который мы начинали, несколько изменилась. За год детская киношкола превратилась в творческое объединение, которое включает в себя множество интересных направлений. Киношкола и фотостудия у нас по-прежнему работают, а сейчас мы запускаем ещё одно новое направление.

Пока мы были только детской актерской школой, изменилась программа образования детей. Это не только актерское мастерство, но и этикет, потому что детям нужно выстроить рамки, в которых они могут общаться, они просто должны знать правила. Таким образом им легче взаимодействовать с окружающей средой. Это и непременно психолог. Со временем я убедилась, что некоторые моменты взаимодействия с детьми не решаются занятиями по актерскому мастерству. Я увидела, что дети нервно теребят платье, зажевывают губу, останавливают дыхание, говорят только на выдохе-вдохе, не могут нормально дышать. Я не знала, как это описать словами, и спрашивала преподавателей по мастерству: «Как с этим справится?» Они пытались это решить практически, но не всегда действенно. Тогда я обратилась за помощью к психологу. Как это обычно случается, судьба и Вселенная ответили на мой запрос лучшим.

— Зинаида Феликсовна, та проблема, о которой идёт речь, понятна психологам, или это что-то новое?

З.П-В. — Это не новинка для решения психологических задач. Есть такое понятие как кинетические зажимы, когда у детей нет возможности переживать события жизни всеми доступными средствами — через крик, движение, слезы, смех. Сейчас дети очень сильно загружены, и это в основном учёба. Предполагается, что они должны вести себя хорошо, то есть сидеть без движения. На переменах бегать нельзя, громко кричать нельзя, смеяться нельзя, толкать друг друга нельзя, и самое обидное — нельзя грубить в ответ взрослому, если тот допускает грубость в твой адрес. Это же обидно? Обидно. Выходит — почти ничего нельзя. Но мы же помним правила физики: энергия ниоткуда не берется и никуда не уходит, она обязательно преобразуется. И вот у детей она преобразуется в такие неконтролируемые движения.

— А как же занятия по этикету, которые подразумевают и определенные рамки поведения, и сдержанный тон?

Н.Р. — У нас есть некоторая хитрость. Этикет рассказывает о том, как надо себя вести, как говорить так, чтобы тебя поняли и поняли правильно. Но если эмоции рвутся наружу, можно выйти на пять минут в туалет, вежливо извинившись. Мы детей приучили тому, что если они чувствуют, что не могут совладать со своими чувствами, — возьми передышку, выйди. Прокричись, может быть, попрыгай. Кстати, мы практикуем такой метод перед кастингами — уйти куда-нибудь подальше, пропрыгаться, даже поотжиматься. Практика показала, что — да, им необходимо это.

— Есть ли какая-то разница в таких проявлениях у мальчиков и девочек, кто из них более нервный?

З.П-В. —  Нет гендерных различий: и мальчики, и девочки одинаково страдают от этих зажимов. Некоторые говорят, что девочки слезливее, — ничего подобного. Мальчики у нас иногда «плачут низом», то есть, проблема энуреза очень часто кроется вот в этих кинетических зажимах.

— Какими способами вы снимаете эти зажимы?

З.П-В. — Самый простой способ, и это не секрет, — различные расслабляющие техники. Они есть специфичны для взрослых и детей. Естественно, детям мы предлагаем то, что им больше подходит по возрасту. Это и обучение принимать стрессовые ситуации достойно, обучение поведению в стрессовой ситуации. Отчасти Наталья Игоревна раскрыла секреты, но далеко не все.

К сожалению, мы столкнулись с проблемой: дети часто не знают, как вести себя в сложной ситуации. Как защитить себя среди сверстников или взрослых — а защищать себя в современном мире приходится.

— Если говорить об учащихся киношколы, как они воспринимают занятия?

Н.Р. — Ребята сами по себе интересны, и за год очень изменились. Однажды я в каком-то не очень хорошем настроении, сказала, что если все так дальше пойдет, то киношколу можно будет и закрыть. Сказала это в сердцах, необдуманно, и один ребенок со слезами на глазах спросил: «Как? Вы что — можете нас бросить?» Я поняла, что их нельзя бросать. Они лучшие.

— У ваших ребят есть актерские навыки, это помогает психологической работе или мешает?

З.П-В. — Я не могу сказать, что мне мешают их попытки представлять себя кем-то иным. Это тоже одна из психологических техник — когда тебе грустно, попробуй рассмеяться.

Н.Р. — Они это умеют в совершенстве, кстати.

З.П-В. — Как показывает практика, актерское мастерство учит их во многом рассмеяться правильно, но я добавляю психологическую составляющую. Предлагаю им не просто растянуть губы в улыбке, но и добавить «глазки» и какие-то внутренние образы.

Н.Р. — На актерском мастерстве это обязательная позиция: сначала пройди через внутреннее состояние, улыбнись внутри. «Представь, что мама бежит в купальнике по берегу моря и кричит: «Ура! Чайки, солнце!». Ребенок закрывает глаза и начинает смеяться. «Вот так, оставь все как есть. Поедешь на кастинг, представь, что мама бежит по пляжу» — и он опять смеется.

— Вы уже видите какие-то результаты ощутимые результаты работы психолога?

Н.Р. — Конечно. Во-первых, два моих ребенка занимаются в киношколе, и это первый фильтр, по которому я могу отслеживать эффективность занятий. Если я вижу, что мои дети приходят и говорят: «Пятницу я пропускать не буду вообще никогда, это о-о!» «Что значит 0-0?» «Ну это круто, это вещь». К сожалению, словарный запас у подростков не то чтоб скудный, просто они привыкли выражать свои мысли междометиями. Но они очень радуются.

— По моим ощущениям, сейчас подобная релаксация требуется множеству взрослых людей — сколько их вокруг в стрессе и зажатых.

Н.Р. —  Наши мамы удивились первому занятию, не предполагали, что такое будет в киношколе. Сначала им было странно, но когда дети начали бежать на занятия Зинаиды Феликсовны, стали спрашивать — что нравится, что не нравится. Потом родители подошли ко мне и сказали: «Наталья Игоревна, нам тоже нужно. Мы тоже хотим быть бабочками, мы тоже хотим быть легкими. Почему все лучшее детям?» И мы решили — устроим пробное занятие для мам в воскресенье.

Надо сказать, я и сама в тот момент находилась в очень нервном состоянии. В принципе, я из тех людей, которые даже во сне думают о бизнес-плане, что-то просчитывают. Я очень плохо отдыхаю, засыпаю тяжело, просыпаюсь от малейшего шороха и потом уснуть не могу. Да и в принципе, наша жизнь отдыха не предполагает, да и негативная информация давит. Поэтому мы поняли, что если сами себя не сохраним, кто о нас подумает?

— Как прошло первое занятие с мамами?

З.П-В. —  Для меня это не первый опыт, потому что я постоянно работаю с взрослыми людьми. Zefir сейчас одно из моих любимых мест работы, но не единственное. И, по сути дела, я знаю, как такие занятия влияют на оздоровление людей, на стабилизацию их психики. Первое занятие с мамами — да, это был восторг. Потому что никто не ожидал, что достаточно простые действия могут привести к ощутимому эффекту. И самое главное, что они теперь поняли, откуда «ноги растут» у такого явления, и почему после наших занятий к их детям стало гораздо меньше претензий. Дети меньше конфликтуют и в школе, и дома, и теперь родители понимают — почему. Оказывается, они владеют волшебными средствами, чтобы избежать ситуации конфликта.

— По крайней мере, часть невроза — страх за детей, за отношения в школе — снимается?

З.П-В. — Когда человек находится в состоянии релаксации, он не думает о том — есть невроз у его ребенка или нет. Потому что мама думает о том, как же хорошо ей в данный момент.

— И её состояние передаётся ребёнку?

З.П-В. — Безусловно. Дети же очень чувствительны к состоянию родителей. Им обязательно нужно, чтобы было гнездышко, папины или мамины ручки, которые их обнимут и пожалеют. И в объятьях своих родителей они набираются сил после своих битв — битв с жизнью, битв в познании мира. А если папа и мама постоянно в раздрае каком-то, в рабочих и бытовых заботах, то куда птенчику-то лететь? Поэтому, конечно, я с большим энтузиазмом взялась за восстановление стабильности наших «зефирных» мам.

Н.Р. —  Просто себе представьте: ребенок, который в школе выстраивает отношения с одноклассниками, с учителями, потом идет на английский, потом на хореографию, а потом в киношколу — какая у него нагрузка? А теперь представьте ко всему этому маму, у которой панические атаки. И мы получаем такое, что плакать хочется иной раз.

— Ваш акцент немного сместился — в сторону психологии. А какие ещё задумки в плане развития? У вас же всегда они есть.

Н.Р. — У нас постоянно что-то проходит, поскольку мы творческое объединение — можем делать вообще все, что хотим. Если нам завтра понадобится «Танец с саблями», мы станцуем «Танец с саблями». Если нам нужно будет катание на фигурных лошадях, то будут фигурные лошади. Мы сотрудничаем и любим всех, кто нас окружает. Очень дружим с детским книжным магазином-клубом «Читай-болтай». Часть наших новогодних утренников будет проводиться у них, наши дети постоянно приходят к ним на какие-то мероприятия — и наоборот. Вообще, так сложилось, что чем больше творческих людей держатся вместе, тем интереснее и насыщеннее жизнь. Давеча разговаривали с «Читай-болтай», они спросили: «Наташа, как ты думаешь, если к нам приедет мастер игры на гуслях, люди придут? А то все сейчас в каком-то жутком состоянии». Я ответила: «Правильное позиционирование — антикризисная игра на гуслях». Или — «Надоели сводки рубля и доллара? Отвлекись, послушай гусли».

— Могут ли взрослые «со стороны» прийти на занятия с психологом в Zeffir?

Н.Р. — Конечно, могут прийти к нам в релакс-группу и расслабиться вместе со всеми.

— Есть какие-то возрастные ограничения?

Н.Р. — Наверное, это в большинстве своем люди среднего возраста.

З.П-В. — Для меня, как специалиста, возрастных ограничений не существует. Человек в состоянии расслабленности — это человек вне возраста, вне социальных ощущений. Это все равно, что взять солнечный лучик и попытаться одеть в платье, — что будет? Платья не будет, будет солнечный лучик.

— Предполагают ли ваши занятия какие-то физические упражнения, чтобы снимать телесные зажимы?

З.П-В. — Да, это обязательная составляющая релаксационного занятия.

— Они простые, доступные?

З.П-В. — Конечно. Можно приходить с любыми недугами, тем более что моя задача как раз снять мышечное напряжение. Тут не надо быть специалистом в йоге или в чем-то подобном. Я хотела бы провести некую ликвидацию безграмотности в понятии «психосоматика». Это слово часто употребляют, не разъясняя, что это такое, — а это совсем рядом. Сейчас у многих людей различные проблемы с желудочно-кишечным трактом, кожей; многие сталкиваются с выпадением волос. У многих предастматическое состояние, ослабление потенции или стремления к сексуальным отношениям. Вот это и есть так называемая психосоматика, когда внешние события нашей жизни очень влияют на внутреннее состояние организма. Чтобы этого с вами не случилось, имеет смысл проводить профилактические мероприятия. Релаксация — одна из таких возможностей.

Ещё один важный момент: после определенного количества занятий у человека вырабатывается собственный навык использования психологических инструментов. Как показала практика занятий с детьми: сначала они только в группе пробовали «встречать удар» достойно, а потом перенесли это на свою повседневную жизнь. Так и взрослый человек, занимаясь, приобретает способность расслабляться дома. Перед сном, например, или когда необходимо быстро собраться и прийти в себя.

— Наталья Игоревна, а что лично вы вынесли из нового сотрудничества?

Н.Р. —  Я хочу, чтобы мои дети видели счастливую, довольную маму. Трудности всегда будут: у кого жемчуг мелок, у кого щи жидки, как говорится. Хочу каждую секунду своей жизни наполнить радостью и счастьем. Я сейчас учусь находить удовольствие и радоваться мелочам, как это умеют маленькие дети. Я, может быть, даже и обрадовалась кризису, потому что, возможно, люди вылезут из своих скорлупок и научатся видеть просто солнце, ёлку, радоваться погоде.

Я считаю, что самое главное, что у нас есть — это мы сами, наше физическое и психическое здоровье. Те люди, которые пережили кризис 90-х, страдают сейчас патологическим накопительством и различными отклонениями психики. Они в то время перенесли огромный стресс, им нужно было выживать несмотря ни на что. Но выживать в прямом смысле слова не надо, мы живем в XXI веке. Мы здесь и мы сейчас. Наша задача — сохранить себя для себя же и своих детей, чтобы не схватить никаких заболеваний и не стать окончательным психом. Я хочу приходить домой счастливой, и чтобы дети видели: мама радостная, — значит все хорошо.

Zeffir-kids:

Торговый центр «Савёлки», павильон 034

8(916)661-21-07

vk.com/public72088245

Реклама
Добавить комментарий
+ Прикрепить файлФайл не выбран
Вернуться назад
На выбранной области карты нет новостей
Реклама
"ДЕТСТВО Плюс"

8(499)502-50-05
Пн-Вс.8.00-21.00.Вызов на дом до 16.00

Реклама
Реклама
Магазин "Я сама"

Все для рукоделия
Ткани , пряжа!

Реклама
Реклама
Весна! Обновляйтесь!

Смотрите на сайте коллекции
Приятные цены, скидки.

Реклама