8
«Удалось дать веру, что совместными усилиями проблемы нашего района можно решить». Какие планы у кандидатов, проигравших муниципальные выборы. Поговорили с теми, кто показал лучшие результаты 19.09.2022 ZELENOGRAD.RU

Все 50 мест в районных собраниях муниципальных депутатов Зеленограда на следующие пять лет заняли кандидаты от «Единой России» или подконтрольные мэрии. Большинство наших читателей такими итогами недовольны — они голосовали за других. Как проигравшие кандидаты оценивают прошедшие выборы и что собираются делать дальше? Об этом «Зеленоград.ру» поговорил с теми, кто вел активную кампанию и собирается продолжать помогать жителям своего района даже без корочки депутата.

Считаете ли вы, что избирательная кампания прошла честно?

Светлана Полякова: Можно ли считать «честным» использование бренда общественной организации «Мой район» и неких «Общественных советов», которые начиная с апреля совместно пиарились и при этом не были связаны требованием предварительного уведомления избирательных комиссий о размещении агитматериалов и их оплате с избирательного счета? Можно ли считать «честным» раздачу агитационных материалов в школах и учреждениях культуры (музыкальных школах), навязывание педагогами голосования за директора? Можно ли считать «честным» снятие, заклеивание агитации других кандидатов, кроме «Мой Район» и «Единой России»? Это риторические вопросы. Лично для меня — это было нечестно (не говорю о незаконности, ведь есть масса лазеек в законе, когда можно действовать на усмотрение правоприменителя: в одинаковых обстоятельствах можно жестко ограничивать кандидата, или отстраняться от подобных фактов).

Юрий Антропов: Срыв официальных листовок и спам-атаки на телефон — лишь меньшее из зол. Друзей шантажировали и пытались подкупить, добывая какую-то информацию обо мне. Провокации сохранялись до последнего дня голосования. На участках наблюдатели и доверенные лица от технических кандидатов мешали работать комиссиям и наблюдать за процессом выборов. Но это политика, тут ничего не поделаешь. Я свою кампанию провёл честно.

Александр Редин: Дело в том, что изначально кандидаты не равны в этой борьбе. Кандидаты, поддержанные властью, обладают несравнимо большим ресурсом, чем представители других партий или самовыдвиженцы. Большая часть людей ставших сейчас депутатами — представители различных бюджетных организаций, чаще всего на руководящих должностях. На мой взгляд, они не всегда отделяют свою работу в государственном учреждении и свою общественную деятельность, часто используя возможности первой для достижения результатов на выборах.

Петр Жижин: «Честно» — это когда есть равенство кандидатов. И я говорю не о фактическом равенстве (понятно, что денежные ресурсы независимых кандидатов не потягаются с бюджетом партии). Я говорю о формально-юридическом равенстве, гарантированным мне законом. Почему к независимым кандидатам применяются политические репрессии? С самого начала этих выборов по всей Москве были сняты десятки независимых и непровластных кандидатов в депутаты. Почему депутаты из правящей партии активно используют админресурс? Наблюдатели фиксировали случаи, когда бабушки на надомном голосовании «вспоминали», за кого их просила проголосовать государственная соцработница. Есть и прямые свидетельства, когда людей обязывали голосовать за пятерку кандидатов из «Единой России». А в музыкальной школе раздавали календарики детям, с фамилиями кандидатов от правящей партии. Но я с самого начала понимал, что легко не придется. А сейчас понимаю, что даже с учетом всех сложностей ЕдРо можно и нужно побеждать в голосовании.

Сергей Филатов: К сожалению, я практически не увидел никакой работы с людьми и агитации от моих конкурентов (за исключением рекламы «команды» в лифтах и списка из пяти человек на листовке у бабушек, с которыми общался), поэтому это сложно назвать кампанией. Но кандидатов ведь не заставишь активно вести кампанию, так что тут выбор каждого. К честности есть вопросы из-за явки, я общался с большим количеством людей и ни о каких 50% явки по району Старое Крюково не может быть и речи, даже с акцией «миллион призов». Как это произошло, для меня загадка.

Евгений Должкевич: Скорее нет, чем да. Заметил, что административные кандидаты пользовались всеми доступными инструментами, в том числе незаконными. Или законными, но недоступными остальным.

Анна Токарева: Нет, не считаю, по причине наличия электронного голосования (ДЭГ). С одной стороны, это очень удобная процедура, но не в стране, где развита муниципальная коррупция. Возможности подтасовки голосов нивелируют доверие к этой системе и самой процедуре выборов с ее использованием. При рекламе ДЭГ почти не говорят о возможности «вызвать» урну к себе на дом — это и понятно, все же бумажный бюллетень подделать тяжелее.

Ирина Виноградова: Избирательная компания была беспрецедентной по Зеленограду по числу допущенных в отношении меня нарушений. Мне выставили девочку-спойлера с такой же фамилией, но именем Алена — она стояла в бюллетене передо мной. Так ещё на плакате ее фото было в блузочке в цветочек, как у меня, и она была в очках, очень похожих на мои.

На мои встречи с жителями присылали людей, которые пытались превратить встречи в балаган. Например, три раза приходил некий товарищ, твердящий про мои долги ЖКХ. Когда жители предложили вызвать полицию для фиксации клеветы, он растворился в темноте. Но мои оппоненты продолжили расклеивать по всему избирательному округу и бросать в почтовые ящики бумажки, на которых было написано, что долги у Виноградовой Ирины Петровны не липовые. Я подала заявление в полицию, запросила запись с камер видеонаблюдения по всему району — дело передано в Следственный комитет.

Их бесит мой дружный дом — сообщения в чате от жителей мне «выкатили» как незаконную агитацию. Я на протяжении пяти лет помогаю людям с капремонтами, в вопросах ЖКХ и так далее. В марте я стала руководителем народной школы ЖКХ по Зеленограду и, естественно, до начала выборов я давала людям свои визитки. Мне это тоже вменили, как незаконную агитацию. При этом мою агитацию из почтовых ящиков вынимали, а со стендов срывали.

Считаете ли, что голосование было сфальсифицировано?

Светлана Полякова: К процедуре голосования на участках вопросов нет. Есть вопросы к голосованию на дому, когда в отдельных участковых комиссиях с ростом числа надомников росла и поддержка провластных кандидатов. По-прежнему много вопросов к ДЭГ: процедура удобна, но полностью непрозрачна (в этой статье подробнее). В целом я поддерживаю использование ДЭГ, но процедура должна стать полностью прозрачной, иначе снова доверие к выборам упадет.

Юрий Антропов: Нет. Совместно с коллегой мы покрыли наблюдением все участки. На надомном были странные результаты: видно, что соцработники (которые сами подавали заявки на надомное) хорошо обработали пенсионеров. Но именно фальсификаций не было.

Александр Редин: Больше всего вопросов вызывает ДЭГ. Эта технология не позволяет контролировать ход голосования и итоговые результаты. Во многих странах подобная практика вообще запрещена на законодательном уровне. В течении пятницы 9 сентября наш штаб получал множественные звонки от сотрудников предприятий, которые жаловались, что их принуждают проголосовать через ДЭГ прямо на рабочем месте. В случае отказа грозились не допустить до работы и другими неприятностями. Это что, нормальная практика? Это для чего-то хорошего делается? Процесс ДЭГ требует либо кардинального пересмотра либо отмены в принципе. В противном случае это даже фальсификацией назвать нельзя, это просто имитация выборов.

Петр Жижин: Сейчас поступает информация о масштабных фальсификациях в ряде районов Москвы. С помощью ДЭГ «накручивали» голоса тем, кому их недоставало для победы. Не знаю, использовался ли ДЭГ таким способом в нашем округе, но знаю, что если бы я немного обгонял кого-нибудь из единороссов по голосам, то ничего не мешало бы им использовать ДЭГ в своих целях. Это проблема. ДЭГ надо отменять, так как он бесконтролен. На очных участках мы организовали масштабное наблюдение, покрыв почти все на протяжении трех дней голосования. Нарушений было много, но о вбросах пачками говорить не приходится. Как мы уже поняли, нужного результата можно добиться и без вбросов.

Сергей Филатов: У меня не доказательств, но смущает, что там, где число надомников превышает число людей, пришедших на участки, я получил в разы меньше, чем на участках со среднем количеством надомников. Как анализировать ДЭГ я ответить не могу. В нем и у меня не мало голосов, но у остальных ещё больше. Система не прозрачна, но только из-за этого факта обвинять организаторов в фальсификациях нельзя.

Евгений Должкевич: Скорее да, чем нет. Очевидно, что фальсификации были, вопрос только в масштабе и влиянии на результат. Могли ли привлечь и принудить столько «бюджетников»? Теоретически да, но сейчас уже достаточно публикаций о странной работе электронным голосовании, чтобы посомневаться в официальных результатах.

Анна Токарева: Да, считаю. Если смотреть возраст проголосовавших электронно, то выяснится, что их возраст — 40 лет и выше. Это у нас самые активные и продвинутые пользователи:)

Ирина Виноградова: Все три дня выборов меня гоняли в избирательную комиссию для дачи показаний, на меня вызывали полицию. Есть свидетели, как сотрудник ТИК просил председателей УИК писать на меня жалобы, пытался запретить мне заходить на участки и разговаривать с моими наблюдателями. Результаты, безусловно, сфальсифицированы. Я ещё веду свое расследование и подсчёты, но о фальсификациях говорит уже то, что у ЕдРа очень много голосов по надомникам и ДЭГ. Странно, что у статистов (кандидатов, которые не вели предвыборную компанию) оказалось так много голосов. Точнее скажу, досконально проанализировав с коллегами по всем районам Москвы.

Ещё в дни голосования напротив избирательных участков висели агитационные материалы кандидатов «Моего района», что является нарушением. Я писала в ТИК, к ним никаких мер принято не было. На избирательном участке не было информации, где голосуют дома 160 и 161. И, что очень важно, на это жалуется много избирателей — в этом году на домах не было объявления, что вообще выборы проходят такого-то числа, по такому-то адресу, как это было раньше. Многие про выборы даже не знали!

Какие причины вашего проигрыша?

Светлана Полякова: В первую очередь — мои недоработки. Не так много, как хотелось бы, уделяла времени знакомству с жителями и поквартирному обходу, в связи с ограничениями ТИК не так активно, как хотелось бы, освещала свою деятельность в соцсетях, мало времени уделила встречам с жителями. С учетом неконтролируемого ДЭГ только живые люди могут помочь не ставленникам власти, а нам, таким же людям и соседям, получить мандаты, поэтому в данном направлении работа будет идти и дальше.

Юрий Антропов: Где-то недожали, где-то очень сложные районы, где-то очень много надомников и результаты на участке сразу другие. Это мой первый опыт, анализировать его можно долго.

Александр Редин: Наверное не имеет смысла в данном случае рассматривать частные примеры. Давайте просто напомним читателям что из 1417 мест в Москве представителям всех вместе взятых политических сил [кроме «Единой России"] досталось 123. Полагаю это явно не отражает реальных настроений и политических предпочтений москвичей.

Петр Жижин: Понятно, что цель любых выборов — победа и получение мандата. В этом смысле — да, я проиграл. Недоработал немного. Не хватило ресурсов. Банально листовки некому было раздать и плакаты расклеить. Результат, который получился в итоге, — это чудо, учитывая, что всю компанию вели я и пара моих друзей-единомышленников. Этот результат говорит о серьезном запросе людей на перемены.

Но получение мандата — это не единственная цель избирательной кампании. За последние два месяца я пообщался с полутора тысячами жителей нашего района. С кем-то мы обсуждали проблемы и пути их решения. С кем-то переходили на более общие, ценностные вопросы. Итогом этого стала мобилизация критически настроенных к действующей власти жителей нашего района. Понятно, что за два месяца многое не успеть, но мне удалось обратить внимание большого числа людей на проблемы нашего района и дать веру, что совместными усилиями их можно решить. Поэтому в чем-то мы и победили. Вдохнули свежий воздух, что ли. Главное, процесс запущен. Не буду я, так будут другие, еще боле интересные кандидаты через 5 лет.

Сергей Филатов: Я активно работал с частью домов, лично пообщался примерно с тысячью жителей, но, видимо, этого мало. Есть участки, где я первый и второй, но не на всех, значит можно было лучше работать. Хотя я не понимаю, откуда взять на это столько времени.

Евгений Должкевич:Я не сильно удивился, что не прошел. В политике я новичок, это моя первая кампания. Поразительно то, что многие мои более популярные коллеги не прошли ни в одном районе Зеленограда. Я шел от КПРФ, там и среди других партий и самовыдвиженцев были достойные полезные кандидаты.

Анна Токарева: Вижу только одну причину — отсутствие активного гражданского слоя в стране. Население и граждане — это не синонимы, скорее наоборот. Поэтому, пока самим гражданам не будут нужны изменения в своем районе, доме, регионе, стране — ничего с места не сдвинется. Видимо, не так достали наше население «Жилищник», ЦОДД и все их новшества, чтобы ему захотелось что-либо менять. Пусть кто то придет, сам решит, все сделает, а я посмотрю и подумаю, голосовать ли за него — таков лозунг большинства из наших граждан.

Ирина Виноградова: Причины моего проигрыша — это, несомненно, спойлер c такой же фамилией и вбросы ДЭГ. Свои ошибки более точно смогу оценить после детального анализа всей работы.

Продолжите ли заниматься общественной работой в районе после выборов?

Светлана Полякова: Безусловно, продолжу. Буду вести телеграм-канала «Новое Матушкино» с публикациями об основных проблемах ЖКХ, благоустройства, управления МКД, взаимодействия с управляющей организацией («Жилищник»), чтобы это был соседский и немного просветительский канал, полезный для жителей. Открою общественную приемную для жителей (пока интернет-формат, позднее возможно и офлайн-прием), чтобы собирать наиболее острые проблемы района и уже консолидировано, обоснованно, с опорой на нормы права доносить их до органов власти. Буду постоянно контролировать деятельности избранных советов депутатов: доводить до них мнения жителей, стимулировать проведения очных встреч с жителями, обращаться, чтобы включали в план работы совета реально заботящие жителей вопросов. Создам в районе из жителей структуры общественного контроля и приемки работ по капитальному ремонту, благоустройству, ремонту подъездов совместно с советом депутатов и участие в приемке таких работ (прошлые составы советов полностью дискредитировали себя в данной сфере, принимая невыполненные или с нарушениями работы, поэтому жителям придется брать контроль на себя).

Юрий Антропов: Я точно продолжу заниматься общественной деятельностью в той мере, в которой занимался ей до предвыборной кампании. Буду следить за состоянием микрорайона, где я живу.

Александр Редин: Разумеется. Всю сознательную жизнь занимаюсь общественной работой и, конечно, продолжу дальше. За время избирательной кампании ко мне обратилось огромное количество жителей района с самыми разными проблемами. Все обращения важные, но я бы выделил три основных: это проблемы озеленения, состояние лифтов и состояние межпанельных швов, что особенно важно с наступлением холодов. Сформулируем наши предложения по решению этих вопросов и будем поднимать их уже на уровне Мосгордумы, видимо.

Петр Жижин: Пока надо прийти в себя, ведь последние 2-3 месяца я с утра до ночи был на ногах и отдал много сил кампании. Могу сказать точно, что доведу до логического завершения свои проекты: по закрытию тротуара у корпуса 514 и по посадке на 400-й автобус. Что будет дальше — посмотрим. Но общественно полезную деятельность оставлять не собираюсь. В первую очередь, меня интересуют права человека и общественный контроль за действиями власти. Зачастую причина условно плохих лавочек в парке именно в отсутствии последнего.

Сергей Филатов: Да, конечно, продолжу работу с командой «Новых людей» в Зеленограде — мы стали умнее и опытнее. Поняли, как работают органы власти и бюджетные организации, чем можно помочь людям. Сейчас направил большее обращение с 288 подписями местных жителей (914-919 корпуса) по проблеме с парковкой. Будем продолжать защищать интересы жителей! Кто если не мы?!

Евгений Должкевич: Определенно продолжу. Я не стану ограничиваться своим районом, некоторые проблемы распространены по всему Зеленограду. Например, в некоторых районах установлены спортивные площадки с тренажерами. Эти тренажеры неудобные, неэффективные и наверняка травмоопасные. Они больше напоминают пародию на тренажеры, но, возможно, потратили на них столько, что можно было купить профессиональные. Их стоит убрать или заменить.

Анна Токарева: Занимаюсь давно, будучи юристом, помогаю людям в административном производстве, считаю, что активность человека, если он специалист в своем сегменте не зависит от его статуса или выдвижения, поэтому, если есть у меня претензии и к действующим монархическим депутатам, и к вышестоящей власти, надо дейcтвовать и рассчитывать прежде всего на себя. А население изменится — это вопрос времени и только. Надо просто понять, что каждый из нас гражданин, и что хотеть изменений и иметь мнение — это основа демократического государства, согласно Конституции. Мы сами и рождаем изменения в стране: и диктаторов, и героев.

Ирина Виноградова: Конечно же, я не только сама и вместе с единомышленниками продолжу свою работу на благо жителей города, но и заставлю работать вновь избранный совет депутатов.

Станьте нашим подписчиком, чтобы мы могли делать больше интересных материалов по этой теме


E-mail
Реклама
Реклама
Обсуждение
Юрий Евстифеев
20 сентября
Те, кто голосовал за ЕР в "электронке", выиграли в "Миллион призов".
Sad Outlander
20 сентября
Я голосовал за КПРФ, но выиграл в "Миллион призов". Так что не надо выдумывать то, чего знать Вы не можете.
Что касается голосования, то давно пора сделать его открытым, хотя бы на муниципальном уровне, хотя бы только для желающих. Интересно будет сравнить результаты проголосовавших тайно и проголосовавших открыто.
>>Пусть кто то придет, сам решит, все сделает, а я посмотрю и подумаю, голосовать ли за него — таков лозунг большинства из наших граждан.
При всём уважении, примерно так и есть: люди сперва хотят узнать кандидата по её/его делам, инициативам (включая связь с общественностью) и результатам, затем уже принимать решение о поддержке. А как иначе, сформулировать проблемы и желаемые цели многие могут. А понимать, каким образом эти проблемы следует решать, уметь и иметь возможности это делать - вот здесь и нужны компетентные люди. Или давайте все переквалифицируются в управленцев, но тогда зачем нам представители в местном самоуправлении?
А насчёт организации выборов меня лично позабавило такое как бы смазанное информирование. Вот люди в символике "Моего района" раздавали какие-то листовки у супермаркета - думала, это централизованно раздают списки кандидатов (всех) по району и информацию о них. А там одна ЕР.
Михаил Василенко
20 сентября
Кандидаты от Е.Р. в подавляющем своём большинстве - фигуры не самостоятельные и напоминают этакий "клуб самоубийц". Характерный пример подтверждающий это утверждение - недавнее голосование депутатов Городского округа Солнечногорск по вопросу изменения границ Округа!
1. Было совершенно очевидно, что в Химки заберут два самых "жирных" с точки зрения пополнения бюджета , поселений.
2. Совершенно ясно, что Округ - банкрот без этих поселений (тер управлений) НЕ ВЫКАРАБКАЕТСЯ ИЗ ДОЛГОВОЙ ЯМЫ, В КОТОРУЮ (КСТАТИ) ЕГО ЗАГНАЛИ ОБЛАСТНЫЕ ЧИНОВНИКИ!
3. Теперь вопрос времени - расчленение и слияние остатков Округа с ближайшими соседями - Клином, Дмитровом и Истрой.
4. В обосновании изменения границ "торчат уши" главного строительного лоббиста Московской области, а в Химках закончилась территория для освоения. Вопрос - почему для освоения надо менять границы?
Всё это депутаты понимали. Но депутаты от Е.Р, которых в Солнечногорском Совете 17 из 25 всё равно проголосовали за расчленение Округа в угоду застройщикам.
Примерно также будут работать и муниципальные депутаты в Москве. Любой директор школы - это "раб Единой России". Любой начальник У.К. - тоже самое - взбрыкнёт - потеряет свои дома и деньги. Демократия ли это - едва ли. Мы в СССР страдали от излишней централизации - СССР пал! Сегодня ситуация возвращается уже в виде фарса. Отрицательный отбор чиновников в Исполнительную власть, не самостоятельные депутаты в Законодательной, отцензурированные СМИ и полностью зависимые Суды! Вопрос - тогда что мы ждём? Меняем флаг над Кремлём, переименовываем Россию в Мини СССР, а ЕР в КПСС и вперёд! Маски сброшены, как говорится.Тем более, что восстановление исторических границ СССР (что я полностью поддерживаю) началось уже с 2014 года!
Михаил Правдолюбов
20 сентября
Это не так, я голосовал за Свету Полякову и тоже выиграл, не авто конечно, но было приятно.. Хорошая мотивационная программа для москвичей.
Алексей Беговой
21 сентября
Помогли партии власти легализовать эти "выборы", только и всего.
Михаил Правдолюбов
22 сентября
Помогли партии власти легализовать эти "выборы", только и всего.
А вы, лично вы, что предлагаете..???
Добавить комментарий
+ Прикрепить файлФайл не выбран