1
Как Дунькина деревня превратилась в зеленоградский район Силино. И при чем здесь паровозы 22.05.2020 ZELENOGRAD.RU

Деревни Савёлки, Матушкино и Крюково, существовавшие до строительства Зеленограда, подарили свои имена городским районам, выросшим на их месте. И только район Силино стал исключением — деревни с таким названием никогда не было. И всё-таки современное Силино, в который входят 10, 11 и 12 микрорайоны, тоже получило своё имя в память о стоявшей здесь когда-то деревеньке — Дунькиной. Рассказываем, откуда она взялась, почему так называлась и как превратилась в Силино.

Новая деревня вокруг водокачки

В отличие от соседок — Савёлок, Матушкина, Алабушева и других, Дунькина деревня почтенным возрастом похвастать не могла. До второй половины 19 века в этих местах высились вековые еловые леса — густые и тёмные, богатые белыми грибами и черникой. Но после открытия Николаевской (ныне Октябрьской) железной дороги и строительства станции Крюково, паровозам, которые стали тут останавливаться для заправки, понадобилось топливо и вода, из их сочетания рождалась движущая сила машины — пар. Поэтому рядом со станцией создали искусственный водоём с помощью запруды, устроенной на реке Сходне.

Неподалеку от станции была копань — глубокая яма, подтопляемая грунтовыми водами. Выкопали её не для пруда — изначально это был карьер, откуда брали глину. Но однажды, рассказывала краевед Мария Сидельникова, «пришли рабочие, а карьер полон воды, — прорвалась подземная вода (родники?). На дне этого котлована остались и лопаты, и кирки, и тачки».

Сюда, в бывший карьер, и направили воды Сходни, перекрыв её русло плотиной из карельского гранита. Получился пруд. На его берегу построили круглое кирпичное здание — водокачку с паровыми насосами для забора и перекачки воды. Насосы гнали воду из пруда по чугунным трубам в особое водоёмное здание при станции, служившее для заправки паровозов. От назначения пруда и возник топоним «Водокачка». Теперь мы называем его Школьным озером.

Дуня Силина

Живописные лесистые берега нового пруда недолго оставались пустыми. Как писал в статье «Посёлок Крюково и его развитие» краевед Аркадий Иванович Шишков, первым в эти места перебрался железнодорожник Максим Алексеевич Силин. Построил на северной стороне пруда дом и зажил с семьей. Жена его Дуня — Авдотья (Евдокия) Силина была родом из деревни Матушкино. Матушкинцы-то и прозвали новое поселение Дунькиной деревней.

Несколько иную версию рассказывает Галина Алексеевна Белоус, чьё детство прошло в Дунькиной деревне: «Старожилы говорили, что когда-то давно обживали эти места семьи, в которых были девушки с именем Евдокия. Когда в поселении появилась новая Дуня (она была седьмая по счёту, а цифра эта считалась счастливой) деревню стали называть Дунькиной» (из книги А.Н. Васильевой «Земляки» — сборнике воспоминаний жителей Крюково и окрестных деревень).

Так или иначе, но в начале 20 века Дунькина деревня стала разрастаться, потянулась к железнодорожной станции, ставшей центром округи. В 1911 году железнодорожник Иван Иванович Шишков, в прошлом крестьянин из Ржавок, получил десятину земли возле границы железной дороги на берегу пруда Водокачка в местечке Горелое (когда-то там был лесной пожар). Вслед за Шишковым поселись тут и другие — железнодорожник Глазунов, столяр Лепёшкин, в 1912 году они арендовали участки земли и построили свои дома. Стояла деревня прямо на берегу Водокачки, возле реки Сходни — сейчас на этом месте построена Филаретовская церковь.

Бедовый овраг у Дунькиной деревни

Дорога от станции Крюково шла через Дунькину деревню к Матушкино вдоль густого леса, где можно было заблудиться, и в том месте, где сегодня река Сходня пересекается с Панфиловским проспектом, спускалась в глубокий овраг. Сходня бежала по дну балки. В овраге железнодорожное начальство распорядилось построить мост через реку. Соорудили простой — деревянный. Он прослужил недолго. Сходня каждую весну разливалась, пешеходы и транспорт «плавали». Когда мостик развалился, его сменил настил из трёх брёвен — пешим путникам этой переправы хватало, а кто был на телегах, переезжали речку вброд.

По слухам, в тёплое время года ночами овраг становился прибежищем разбойников, которые укрывались там, поджидая и грабя припозднившихся дачников, ехавших от станции Крюково. Пострадавшие жаловались властям. Пришлось полиции организовать облаву и привлечь для этой масштабной операции солдат, только тогда удалось выкурить злодеев из оврага, и дорога сделалась безопасной.

Как Дунькина деревня помогла Москве не замерзнуть

После революции Дунькина деревня сделалась частью новообразованной в 1919 году Ульяновской волости, центром которой стали Химки. Жили в деревне в основном железнодорожники. Но работали они не только на станции Крюково. Паровозам Николаевской железной дороги требовалось топливо — торф, дрова. Чтобы доставлять его, неподалеку от Дунькиной деревни проложили «чугунку» — от станции Крюково до близлежащего Клязьминского торфяника, он находился в районе ВНИИПП (Всероссийского научно-исследовательского института птицеперерабатывающей промышленности).

До революции, начиная с 1902 года, этот богатый лесом земельный участок принадлежал двум москвичам — лесоторговцу Михаилу Сокольницкому и лесопромышленнику Семёну Фармаковскому. Московские предприниматели купили имение в 140 десятин, 111 из которых занимал лес, у прежнего хозяина — Петра Аркадьевича Столыпина, назначенного гродненским губернатором и вынужденного отбыть к новому месту службы. Здесь они построили себе дачи: Сокольницкий — на берегу Чудинова пруда, где обустроил мужские и женские купальни, а Фармаковский — в «Слободке» деревни Матушкино. Новые владельцы стали сводить лес и продавать его, что было весьма прибыльным делом.

Лесорубы, нанятые Фармаковским, заготовляли дрова в районе деревни Льялово и нынешнего посёлка Менделеево. Чтобы вывозить их для продажи, лесоторговцы использовали ту самую «чугунку». В брошюре «Озеро Водокачка» краевед Александра Алфёрова рассказывает, где она пролегала: «Её путь проходил по территории, на которой теперь расположен корпус 1004, недалеко от храма Святителя Филарета, через Крюковское шоссе (теперь Панфиловский проспект) в районе Берёзовой аллеи, затем пересекал Петербургское (теперь — Ленинградское) и шёл в лес за деревню Ржавки».

До революции новые владельцы имения успели заготовить столько дров, что не сумели их вывезти. Об этих заготовках вспомнили в годы Гражданской войны, когда Москва замерзала из-за отсутствия тепла. Тогда в 1919 году советские власти создали Московский топливный комитет (Москвотоп). Он стал заготавливать и вывозить дрова из 30-верстной полосы от Окружной железной дороги. Для этого восстановили старую узкоколейку, ведущую от станции Крюково к запасам дров, сделанным Фармаковским. Само собой, железнодорожники из Дунькиной деревни не могли остаться не у дел — дров оказалось столько, что вывозить их пришлось два года — с 1921-го по 1923-й.

Читайте также
Крюково-Грузовое. Как жила и почему закрылась железнодорожная ветка в зеленоградском лесу.
Как Дунькина деревня стала улицей Парковой

Около двух десятилетий после революции Дунькина деревня жила, как и вся ближняя округа. Мужчины в основном работали на железной дороге, женщины участвовали в сельхозработах и занимались вязальным промыслом, распространившимся в наших местах с 80-х годов 19 века.

В начале 20 столетия у деревенских жителей появились ручные вязальные и швейные машины. Сначала женщины сами запасались нитками для вязания в Москве и туда же отвозили в мешках готовое вязанье — на продажу. В 1920-х годах в посёлке Крюково появилась Ульяновская трикотажная артель — объединение трикотажников кустарей-одиночек. Работать на артель было проще: нитки теперь закупали централизовано, как и продавали готовую продукцию. Женщины с помощью трикотажных машин вязали на дому перчатки, шапочки, носки, свитера — это и было их основным занятием.

В 1930-х годах округа стала активно благоустраиваться и заселяться. Ещё в 1928 году власти решили построить Крюковское шоссе (на месте нынешнего Панфиловского проспекта). Работы заняли четыре года, и в 1932 году вымощенное природным камнем шоссе протянулось от станции Крюково до правительственного дома отдыха в Льялове, который располагался в бывшем имении Морозовых.

Неподалеку от Дунькиной деревни (там, где сейчас стоит здание Московского индустриального банка на Панфиловском проспекте) в 1930-х годах было Крюковское лесничество, его контора помещалась в бывшей даче лесоторговца Сокольницкого. Работники лесничества селились тут же, их добротные дома с сараями, садами и огородами образовали целый посёлок — Лесной. В нём открыли хороший магазин, и крестьяне из ближних деревень ходили туда за продуктами.

В районе нынешнего магазина «Ольга» (корпус 1104) по обе стороны улицы Колхозной тянулись дачные участки карандашной фабрики им. Сакко и Ванцетти. Местные жители называли этот посёлок «Карандашкой». По левой стороне нового шоссе (от нынешнего корпуса 924 в направлении реки Сходня) были участки дачного кооператива «Трамвай», созданного в 1937 году для работников московского трамвайного депо. А за Водокачкой начинались земли совхоза «Красный Октябрь», сегодня о нём напоминает автобусная остановка Октябрьская. Теперь это территория 9 и 12 микрорайонов.

А с 1936 года над Дунькиной деревней стали летать самолеты. Они поднимались с учебного аэродрома (на месте нынешнего 4 микрорайона) и кружили над поляной у озера. «Лётчики делали мёртвые петли, — вспоминает Галина Алексеевна Белоус. — Мы любовались на них. Были дни, когда лётчики сбрасывали парашютистов, которые должны были сесть прямо на воду озера. Помню, как один из них сел на ёлку, другой залетел к нам на огород и помял всю картошку».

Как рассказал «Зеленоград.ру» краевед Александр Николаевич Неклюдов, никакого официального названия Дунькина деревня не получила и просуществовала под этим именем до второй половины 1930-х годов, а затем вошла в состав посёлка Крюково и стали называться улицей Парковой.

Свет и вода

После войны, начиная с 1947 года и до середины 50-х, проходила электрификация всех жилых домов посёлка Крюково, включая и бывшую Дунькину деревню, а теперь улицу Парковую. Свет, засиявший на берегах пруда Водокачка, привлёк сюда ещё больше людей: началась бурная застройка территории частными домами, дачами, ведомственным жильём. Вдоль улицы Колхозной (там, где теперь 10 микрорайон) среди сосен выросли два пионерских лагеря московских предприятий.

Водопровода в домах не было. Более того, многие жители бывшей Дунькиной деревни в довоенное время не имели даже колодцев — воду брали из пруда Водокачка, таким он был чистым. После войны для снабжения жителей округи водой в посёлке Лесном построили водокачку. От неё протянули водопроводную сеть с уличными колонками, которые стояли в 100 метрах друг от друга, и люди с вёдрами ходили к ним за водой.

Территорию нынешнего 12 микрорайона застроили ведомственным жильём. Там была обычная для подмосковного рабочего посёлка инфраструктура: аптека, детсад «Белочка», баня, начальная 4-х классная школа, магазин.

Почти курорт

В 1960-х годах берега пруда Водокачка превратились в зону отдыха не только для местных жителей, но и примерно для двух тысяч московских рабочих, наезжавших сюда в выходные. У многих здесь были дачные участки, другие просто проводили время на озере: загорали, купались, катались на лодках — на пруду была построена лодочная станция, играли в спортивные игры. В субботу и воскресенье сельхозпотребкооперация ставила на берегу пруда летнюю торговую палатку, организовывала буфет. Вечерами устраивались танцы под гармошку, радиолу и первые катушечные магнитофоны типа «Астра».

В 1970-х годах северная часть посёлка Крюково, в том числе и бывшая Дунькина деревня (сегодня это территория 8, 9, 10, 11 и 12 микрорайонов) отошли под строительство Зеленограда. Будущий район Силино начали застраивать со второй половины 70-х. Сначала построили 10-й микрорайон, а в 1980-90-х годах — 11-й и 12-й микрорайоны.

А на окраине 12-го микрорайона напротив корпуса 1207 остался небольшой и неглубокий декоративный Дунькин пруд в память о жительницах деревни. Юрий Насимович, знаток московских водоёмов, приводит и другие его названия — Берёзовый пруд и Круглое озеро.

Первые поселенцы этих мест Максим и Авдотья Силины ещё раз послужили родным краям, одолжив им на этот раз не имя, а фамилию. В их честь район Зеленограда называется теперь Силино.

Читайте также
История деревни Савёлки: от деда первого царя из династии Романовых до нынешнего Зеленограда
Станьте нашим подписчиком, чтобы мы могли делать больше интересных материалов по этой теме



E-mail
Реклама
Реклама
Обсуждение
Wild Tiger
25 мая
А с каких пор озеро стали называть Школьным?
Добавить комментарий
+ Прикрепить файлФайл не выбран